ООО «Союз писателей России»

Ростовское региональное отделение
Донская областная писательская организация (основана в 1923 г.)

Николай Дорошенко. ГДЕ ВЫДАЮТ МАНДАТЫ В ЛИТЕРАТУРУ?

10:12:26 28/02/2021

Материал взят с сайта "Российский писатель"

ГДЕ ВЫДАЮТ МАНДАТЫ В ЛИТЕРАТУРУ?

После XXVIII Минской международной книжной выставки-ярмарки

В своей статье «О русской литературе и вокруг неё», написанной в канун принятия окончательного решения о вступлении нашего Союза писателей России в Ассоциацию союзов писателей и издателей, я высказался за вступлению в Ассоциацию – «Потому что даже на уровне рефлекторном каждый нормальный человек должен от жизни не прятаться; и уж лучше поверить в возможность чего-то совсем невероятного, чем вообще никак не жить. Тем более, что относительно творческих судеб русских писателей само понятие «не жить» давно перестало быть метафорой и обрело смысл буквальный».

И вот Ассоциация уже создана, и Сергей Шаргунов уже как её председатель 18 февраля принял участие в открытии XXVIII Минской международной книжной выставки-ярмарки вместе с такими самыми важными членами российской делегации, как спецпредставитель Президента Российской  Федерации по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой,  заместитель руководителя Федерального агентства по печати  и массовым коммуникациям Владимир Григорьев и заместитель генерального директора Московской международной книжной ярмарки Сергей Кайкин.

И еще председатель Ассоциации Сергей Шаргунов на второй день работы выставки-ярмарки в Минске выступил на VII Международном симпозиуме литераторов «Писатель и время».

А перед посетителями выставки-ярмарки в безопасном онлайн формате выступили писатели Алексей Слаповский, Алексей Иванов, Евгений Водолзкин, Гузель Яхина, Леонид Юзефович, Алексей Варламов, Людмила Улицкая и другие из этого же ряда заменители русской литературы, созданные ведомством Владимира Григорьева и медийными фабриками.

То есть Ассоциация на книжной ярмарке уже присутствовала, а русская литература всё еще отсутствовала.

Разумеется, поменять что-то в культурной политике страны – это не галстук сменить. А в России не только на книжном рынке, но и в бизнесе преуспевают те, кого преуспевать власть назначила.

Гораздо проще предположить, какою бы могла быть наша российская экономика, если б в России бизнес-элиты не назначались. Для этого достаточно сравнить её с экономикой Китая, где госсобственность не раздавалась под видом залоговых аукционов и всякими иными способами, а осталась у государства. А частные предприниматели рассчитывали и рассчитывают до сих пор исключительно на свои предпринимательские таланты. Только если бизнес их относится к отраслям, для Китая стратегически важным, то на этапе становления они получают льготы в кредитовании и в налогообложении. В результате, сегодня китайские государственные компании наряду с частными ­ успешно конкурируют по прибылям и продажам не только между собой, а и с мировыми гигантами даже в отраслях, которые в советском Китае отсутствовали или находились в зачаточном стоянии. И теперь Китай в списках всех стран по ВВП (ПСС) на душу населения уже уверенно занимает первую строку, а Россия, получившая в наследство от СССР богатейшие природные, производственные и интеллектуальные ресурсы опустилась на 53 место.

А вот книжный рынок гораздо сложнее устроен, поскольку здесь только без незначительной части товара, как например, без школьных учебников, покупатель не может обойтись. А обойтись без Пушкина может. И только если книжный мир на рынке будет являть собою такую же полноту человеческих чувств, если его вымышленное пространство читателю позволит с гораздо большею остротою и глубиной переживать то, что волнует его в мире невымышленном, то он по мере своего интеллектуального и духовного, нравственного и бытового развития, невольно испытав к книжному вымышленному миру притяжение, а потому вглядываясь также и в Пушкина, научится отличать его от писателей более посредственных точно так же, как отличает в мире невымышленном кулинарный шедевр от фастфуда. Поскольку же не всякая человеческая душа считает себя обязанной трудиться, но насладиться хочет, то в лучшие для литературы времена, когда читателю книгу не медийные фабрики впаривали, как цыган слепую лошадь, то и чтиво от Дюма или от Агаты Кристи было востребованным потому, что отличалось от чтива более серого не только приманчивым сюжетом, изяществом слога и всякими прочими художественными достоинствами, но и души в должной мере касалось.

А нынешний российский книжный рынок, обходясь без конкуренции, в когда-то самой читающей стране интерес к чтению снизил до такой степени, что книжных магазинов на необъятных просторах от Балтики до Тихого океана осталось меньше тысячи. Потому что если самым знаменитым писателем с помощью медийных фабрик можно назначить кого угодно, то назначить ему еще и толпу верных читателей еще никогда не удавалось.

А ведь даже при тоталитарном Сталине наряду с номенклатурной литературой в число доступных в продаже книг по его личному распоряжению на книжном рынке были дозволены даже сомнительный с точки зрения большевистской идеологии и тогдашней рукопожатной творческой интеллигенции шолоховский «Тихий Дон», и откровенно симпатизирующий белогвардейцам роман «Белая гвардия» Булгакова.

Опять же, для меня нет ничего удивительного, что вот уже тридцать лет мы шумим по поводу того, что были у нас в советском прошлом также и запрещенные авторы, а запрет всей русской литературы всё это время терпим, как должный. Такова наша человеческая психология. Когда дождик за окном накрапывает, мы куксимся, но зонты берем и по разным своим делам на улицу упрямо выходим, а вот если хлынет настоящий ливень, то на непогоду не обижаемся, вполне смирно дома сидим.

Я не думаю, что русская литература в 30-е годы прошлого века была большевиками возвращена в советское культурное пространство только потому, что, как признавал даже и английский писатель Чарльз Сноу, Сталин «был куда более образован в литературном смысле, чем любой из современных ему государственных деятелей». Скорее всего, качество книжного рынка зависит не от уровня культуры государствообразующих элит, а от того типа культуры в её самом широком смысле, к которому эти элиты проявляют наибольшее притяжение. Проще говоря, не могут элиты уважать чьи-то способности к созиданию, если элитами они оказались в результате своих совсем иных человеческих свойств. И писатели не самые таланливые, но получившие возможность представлять только собою весь доступный читателям литературный процесс, с сочувствием и пониманием могут отнестись лишь к, себе подобным. Хотя, вполне осознают подобного рода назначенцы в элиты свою, мягко говоря, незначительность в сравнении созидателями, если судить по трехсерийному фильму «Крепость», снятому явно по заказу Грефа, Чубайса и Кудрина. В фильме Греф сравнивается не с Чубайсом и Кудриным, а с американским предпринимателем, гением информационных технологий и только поэтому миллиардером Стивом Джобсом и с такой же творческой личностью, как Илон Маск – тоже американец, предприниматель и миллиардер, и если за заслуги перед наукой  он удостоен членства в Лондонском королевском обществе, то никому в голову не может придти, что членство это он себе купил. 

Но не могут не понимать потребительские элиты, что если они позволят людям созидательным выползать из-под плинтусов, то это будет уже государство Джобсов и Масков, а не Грефов и Чубайсов.

И все-таки, если уж Союзу писателей России, тридцать лет просуществовавшему на задворках у своего государства, вдруг самой властью было предложено войти в Ассоциацию наряду с альтернативными русской литературе писательскими союзами, если и сам наш президент недавно на встрече с лидерами думских партий подтвердил, что «русский народ является государственно образующим», то почему же немодифицированная русская литература не получила шанса стать доступной посетителям нынешней Международной книжной ярмарки в Минске?

Потому что, как считают даже и многие региональные чиновники, организовывающие литературные мероприятия в честь успевших стать знаменитыми русских классиков, не пропущенные через медийные фабрики современные писатели ни у кого интереса не вызовут?

Но в своей статье «О русской литературе и вокруг неё» я не мог не обратить внимание на обреченность быть востребованным романа Михаила Попова «На кресах всходних». Поскольку у этого романа, рассказывающего о происходивших с 1908 по 1944 гг.  событиях на западных белорусских окраинах, вдруг появилось вполне медийное продолжение в виде недавних долгосрочных политических противостояний в Минске.  

Первая половина прошлого века – это ведь именно тот сравнительно краткий период, в течение которого западные территории Белой Руси, входившие в состав Российской Империи, успели стать кресами всходними Польши и заново заминироваться польскою русофобией, вернуться затем в состав уже советской Белоруссии, чтобы вскоре пройти еще и сквозь прокатный стан немецкой оккупации. Вот и Михаил Попов в своем эпическом романе невольно показывает также и тех белоруссов, которые вопреки всем испытаниям «оставались белорусами», и тех, которые в силу не только личных причин, а и внешних обстоятельств выбирали вроде бы как разрешенный им поляками и немцами национализм, а превращались всего лишь в русофобов. Потому-то, например, Украину, прошедшую одновременно с Белоруссией сквозь те же горнила, в 2014 году наследники бандеровцев все-таки разорвали на русскую и нерусскую, а украинской Украины  так не получили даже в виде её кусочка. Позволены им теперь только вышиванки и ополяченный галичанский диалект  вместо языка малоросса Гоголя, которая оказала влияние также и на саму русскую классику.

А вместе со столь актуальным романом «На кресах всходних» для посетителей книжной выставки-ярмарки ярчайшим открытием стал бы и его немедийный автор. Потому что пришлось бы им обнаружить, равного во всех смыслах современному и настоящему писателю Михаилу Попову в списке российских участников XXVIII Минской международной книжной выставки-ярмарки просто не найти. Как и вообще никогда писатели уровня Михаила Попова по таланту и мастерству не представляли литературу России за рубежом в составе официальных делегаций за все последние тридцать лет.

Но почему же в Ассоциацию, объединившую нас с альтернативными нам писателями, мы вступили, а визы на книжный рынок русской литературе по-прежнему не выдаются? Неужто государствообразующий народ может таковым оставаться без своей литературы? Задумывалась ли наша российская власть, по какой причине за запрет русской литературы Запад не грозит России такими же санкциями, как за другие «нарушения принципов демократии и прав человека»? Или – запрет русской литературы это единственное, в чем Россия может оставаться с русофобствующим Западом в статусе «партнера»? Или – Запад поставил российским элитам условие, что примет он их в свои объятия только тогда, когда народ Пушкина, Толстого и Достоевского под воздействием заменителей русской литературы деградирует настолько, что будет пригодным только в качестве тяглового скота?

Как видите, у меня даже не получается придать этим своим вопросам ироничное звучание. Поскольку проблема целенаправленной смены культурных кодов в государствах, еще на моей памяти сохранявших свои древние европейские и христианские корни, уже для всех очевидна.

Но вот же сто лет тому назад у нас в стране уже предпринималась попытка создания «нового человека» большевиками. Однако же, ввиду неизбежной войны с Германией было решено, что без такого ресурса, как исторически сложившийся культурный тип, уже прошедший многовековые испытания в отражении внешних агрессий, не обойтись.

А ртов, хищно разинутых в сторону России уже постсоветской, стало даже и гораздо больше. Ведь при всё том, что проект советского государства, противостоящего Западу, давно свернут, богатейшие запасы ценнейших природных ресурсов у России остались. К тому же, перестала она быть сверхдержавой, чтобы имеющимися у неё средствами и, тем более, с глубоко проникшей в её элиты чудовищной опухолью в виде пятой колонны противостоять угрозе войны теперь уже гибридной, с сокрушительнейшей информационной артподготовкой и с оккупацией под видом  гуманитарной миссии.

Поскольку Байден на днях признал Россию уже «самой большой угрозой  для США», то пропагандисты в телевизионных шоу, дабы не казаться совсем уж пустоголовыми, стали вести о том, что российскому обществу на виду у нынешних внешних угроз надо наконец-то обрести тот вынутый из него магнит, в притяжении к которому оно только и может сохранить свое не просто географическое, а и вполне осмысленное единство.

И вроде бы как подвижки в этом направлении появляются. Например, уже не штатный либеральный писатель, а назначенный патриотом Захар Прилепин получает от Кремля пропуск для прохождения на предстоящих выборах в Госдуму. Но ничего иного, кроме как объявить себя «русским социалистом» и сторонником возвращения памятника Дзержинскому на его прежнее место, ему как будущему политическому деятелю в голову не приходит. И почему же к Кремле никто не решился выдать такой же пропуск в Госдуму выдающемуся, но не входящему в элиту предпринимателю Константину Бабкину, у которого есть за плечами Союз машиностроителей России, Совет ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, а так же Московский экономический форум. И стоит ли удивляться, что даже такие отнюдь не стратегические проблемы, как порядок оплаты труда преподавателей или порядок отчетов об использовании врачами наркотических обезболивающих лекарств на всех этажах власти не решаются сами собой по мере их возникновения, пока на них не обратит внимание сам Президент страны.

Или решается, но как-то очень странно. Например, аж в 2012 году опять-таки сам Путин в своем послании к Федеральному посланию, касаясь проблемы семьи, демографии и соответствующей ей государственной стратегии  в области культуры, образования и воспитания, обратил внимание на то, что «Сегодня российское общество испытывает явный дефицит духовных скреп».

Но и почти через десять лет таким же, как в поэме Твардовского «Василий Теркин на том свете» духовным «дымом без табака» оказался пропиаренный всеми контролируемыми Кремлем телеканалами как одно из важнейших событий в культурной жизни страны манифест режиссера Константина Богомолова «Похищение Европы 2.0», объявивший, что Россия сегодня оказалась «в хвосте» европейского поезда, «несущегося в босховский ад, где нас встретят мультикультурные гендерно-нейтральные черти», и тоже призывают «просто отцепить этот вагон, перекреститься и начать строить свой мир. Заново строить нашу старую добрую Европу. Европу, о которой мы мечтали. Европу, которую они потеряли. Европу здорового человека".  

Но вот только автором манифеста, бросающим вызов Европе, оказался именно тот режиссер, которым «гендерно-нейтральные черти» Европы в его театральных спектаклях виляют.

Да и спасаемую от Европы Россию Богомолов в своем манифесте брезгливо называет страной «вертухаев и рабов», которым в саму «в генетическую память», то есть уже навеки, въелись «стукачество, а также молчание и насилие как способы выживания». А вот Европа Богомолову не нравится потому, что её граждане, в отличие от россиян, «стучат (т.е. доносят друг на друга – Н.Д.) не от страха, а от любви». И это позволило русской службе телеканала Euronews истолковать богомоловский манифест даже и как скрытый комплимент в адрес Европы. А немецкая  Frankfurter Allgemeine Zeitung, наоборот, квалифицирует богомоловский текст как всего лишь «прокремлевский каминг-аутт».

Но манифест обретает вполне стройный смысл, если не только с немцами согласиться в том, что адресован он не Европе, а Кремлю, а еще и вспомнить, что противопоставляемый российским рабам и европейской тоталитарной любви «сложный человек» Богомоловым позаимствован у такого же, как и он сам, «инновационного» режиссера Кирилла Серебренникова, который девять лет тому назад призывал государство во имя этого «сложного человека» финансировать именно «инновационное искусство». А поскольку даже и более осведомленный, чем я, в тонкостях общения российских творческих элит с Кремлем «русский писатель» Захар Прилепин богомоловский манифест тоже расшифровал как «борьбу за бюджетное финансирование», то мне остается лишь добавить, что придание манифесту медийными фабриками статуса главного культурного события текущего года обозначает, что вместо Серебренникова, уволенного за банальнейшее воровство бюджетных средств из «Гоголь-центра» и получившего за это условный срок, лидером в «инновационном искусстве» утвержден Богомолов. И значит, именно его театр будет олицетворять того «сложного человека», в которого будут вкладываться бюджетные средства как  ответ России на хищно разинутые на неё рты.

В этом контексте вполне логичным является и заявление пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, который отнесся к богомоловскому манифесту как к точке зрения художника, творчество которого «импонирует многим». Вот только под многими надо подразумевать исключительно российские элиты, поскольку Богомолов является порождением российских элит и только ими востребован. Не пойдут же школьные учителя, врачи и библиотекари на его спектакль «Бесы» в концертный зал  «Барвиха» хотя бы потому, что цена в партер там равна 50 тысячам рублей. И сам же Богомолов поясняет: "Мы ориентируемся на публику, которая концентрируется в этих краях. Это, конечно же, более состоятельные люди, это люди, которые могут позволить себе платить за билеты другие деньги".

Я не знаю, как отнестись еще и к по-свойски игривому отклику на манифест Богомолова Вячеслав Сурков: "А тем временем я/мы первозванные путинские ветераны, так и быть, принимаем неофита Костю в свои железные ряды. С теми же чувствами, с которыми, наверное, православная община приняла бы в свое лоно выкреста - с любовью и недоумением."  Но "Эхо Москвы" истолковало слова Суркова в том смысле, что «первозванные путинские ветераны принимают Богомолова в свои ряды".

Может быть, это потому, что не только в поисках инициированных «духовных скреп» деятели типа Богомолова при банальнейшей поддержке медийных фабрик осваивают бюджет. Богомоловский манифест, как оказалось, уже успешно работает в решения внутриполитических проблем. Например, в соловьевском телевизионном ток-шоу, манифесту посвященном, журналист, представляющий «патриотов, с величайшим восторгом объявил, что вот уже и знаменитый театральный режиссер Богомолов «с нами» и против «растлевающего Запада».

Фрагмент телепередачи "Время покажет". Смотреть>>

Так что манифест является еще и обыкновенной ловушкой для юных пассионариев, которые, в поисках «духовных скреп» будут теперь разлагаться не только попсовыми фестивалями, устраиваемыми опять же на бюджетные средства «писателем-патриотом» Прилепиным, а и станут копить деньги на «патриотическую» порнуху Богомолова.

И получается, что взаимоотношения Кремля с творческой интеллигенцией в кавычках и без кавычек – куда более сложные, чем все мои, из-под плинтуса, предположения, основывающиеся, с одной стороны, на вполне понятных инициативах Президента и, с другой стороны, совсем уж диковинных их результатах. А если обратить внимание еще и на историю взимоотношений Кремля с оппозизией типа Навального,  то здесь всё тоже мутно. Сидит же под арестом не пригодившийся ни одной из башен Кремля и потому немедийный Платошкин. Вот и медийный Навальный по тем же причинам, что и Платошкин, мог бы тихо сесть до странной истории с отравлением. И у телевизионного пропагандиста Соловьева был бы повод по десять раз на день напоминать возмущенной Европе, как она  за чистую монету приняла от Украины версию Турчинова о том, что Кравченко, проходивший по «делу Гонгадзе», покончил с собой перед допросом в прокуратуру аж двумя выстрелами. Да, политиков типа Платошкина сажают лишь в том случае, если нечего противопоставить их правоте, но чем суровей игра, строже всё в ней должно быть подчинено какой-то логике.

Еще более мутными являются взаимоотношения с Кремлем «оппозиционных» СМИ. Например, по сведениям Википедии сам Дмитрий Медведев, будучи президентом,  объявил, что «Новая газета»  «должна выходить и критиковать правительство», и при этом, по сведениям той же Википедии,  журналисты «Новой газеты» не только награждаются до сего дня, а и «как минимум пятеро журналистов издания были убиты, предположительно, из-за профессиональной деятельности». «Предположительно» – это, как я полагаю, потому, что особых поисков убийц не велось. А если приплюсовать к убитым многих арестованных сторонников Навального, в поддержку которого «Новая газета» публикует целые воззвания, то получается, что она «сама едет, сама давит, сама помощь подает».  Например, телеведущий Андрей Норкин обрушил свой гнев на актеров Татьяну Лазареву, Василия Сигарева, Александру Бортич и Павла Табакова за то, что власть они критикуют, а деньги за актерскую игру получают в том числе и из бюджетных средств. Но не в своих спектаклях, как я понимаю, власть они не критикуют, а свободное от работы время. Тогда как Эхо Москвы, такое же якобы оппозиционное к Кремлю, как и «Новая газета»,  на своих страницах критикует власть и Кремлем финансируется через госкорпорацию «Газпром». Получается, что Норкин на «Эхо Москвы» не сердится потому, что у эховцы получили от власти мандат на её критику?

И, значит, Михаилу Попову, который в критике власти замечен не был, чтобы попасть на XXVIII Минскую международную книжную выставку-ярмарку наравне с другими её участниками, надо было запастись мандатом, позволяющим ему быть таким писателем, каков он есть?

Вот, например, наш сайт «Российский писатель» едва стал на ленте Яндекс Дзен по числу прочтений наших немедийных поэтов выбиваться в лидеры, а по числу подписчиков во многие разы обогнал все подобного рода писательские ресурсы, так сразу же был ограничен в показах под самыми надуманными предлогами. И каждый день наши подписчики стали стремительно сокращаться якобы по их доброй воле. Мы проверили подписку с собственного компьютера (подписались, чтобы свои публикации среди других на общей ленте Яндекс Дзена встречать и их в сравнении с этими другими оценивать) и оказалось, что мы тоже вошли в число отказавшихся от подписки добровольно.

И как тут не поверить утверждениям, в том числе и офицера из "Литературной группы" 5-го управления КГБ, эмигрировавшего в Канаду и опубликовавшего свои «заметки», о том, что ничто самодеятельное, не может быть успешным, если не является частью общей политической паутины. Я конечно же, с недоверием отношусь к разного рода беглецам, поскольку новым хозяевам от них в публичном пространстве не только правда нужна. Но трудно не доверять очевидному и на личном опыте испытанному.

И вот уже словно бы только для того, чтобы было чем мне завершить основную мысль своей статьи, в России создана Федерация креативных индустрий, которая, как сообщается, объединила «более 20 ведущих профессиональных организаций, творческих союзов и успешных компаний креативного бизнеса состоялось 24 февраля 2021 года. Среди них — Роскультцентр, МХАТ им. М.Горького, Институт национальных проектов, Ассоциация продюсеров кино и телевидения (АПКиТ), Ассоциация анимационного кино России, Ассоциация IPChain, Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК), Российский Музыкальный Союз, Союз креативных кластеров, Ассоциация коммуникационных агентств России (АКАР) и др.»

В правление Федерации креативных индустрий вошла и Ассоциация союзов писателей и издателей России в лице её председателя.

А генеральный директор Федерации Игорь Намаконов заявил следующее: «На сегодняшний день Федерация креативных индустрий — это самое крупное в стране и беспрецедентное по своему масштабу объединение творческого бизнеса: на одной площадке удалось не только собрать представителей столь не похожих друг на друга отраслей, но и определить с ними общие точки развития. В основу разработки программы и устава Федерации легли результаты более 50 переговоров с ведущими игроками различных “креативных сфер”, что позволило консолидировать интересы, собрать беспрецедентно широкий и авторитетный состав учредителей. Сегодняшнее заседание придало уверенность, что общими усилиями в ближайшие три года мы сможем повлиять на формирование благоприятной среды для роста креативного предпринимательства в масштабах страны».

То есть Федерации создана теми и для тех, кто уже состоялся в имеющем самые разные, в том числе и имитирующие художественное творчество, направления креативном бизнесе, а к культуре и к литературе всё это отношения не имеет.

А что у нас имеет отношение именно к литературе?

Надо ли настоящим писателям, чтобы получить полноценный доступ к книжному рынку, стремиться быть принятыми в таинственные, только Суркову и "Эху Москвы" известные "первозванные путинские ветераны" хотя бы и в статусе второзванных?


Владимир Морж
23:43:59 03/03/2021

Ага, Китай на первом месте

"И теперь Китай в списках всех стран по ВВП (ПСС) на душу населения уже уверенно занимает первую строку"
Но врать-то зачем? Китай по ВВП на душу населения занимает 75-е место, а Россия - 50-е место (опубликовано МВФ февраль 2021).
Скорее всего имелся в виду другой показатель: величине валового внутреннего продукта, рассчитанного по паритету покупательной способности в текущих ценах. И действительно Китай вышел на 1-е место, а Россия осталась на 6-м (шестом).

ООО «Союз писателей России»

ООО «Союз писателей России» Ростовское региональное отделение.

Все права защищены.

Использование опубликованных текстов возможно только с разрешения авторов.

Контакты: