ООО «Союз писателей России»

Ростовское региональное отделение
Донская областная писательская организация (основана в 1923 г.)

С Днём Победы! Стихи фронтовиков

19:05:10 08/05/2020

Редакция сайта «Донской писатель» поздравляет всех читателей с Днём Великой Победы!
Желаем мира, здоровья и счастья.

 

 

Представляем вашему вниманию подборку стихов известных донских поэтов-фронтовиков.
Конечно, здесь представлены не все имена и фамилии...

 

Михаил Авилов (1907-1974) 

В ночь на 10 мая 1945 года

(Запись в солдатском дневнике)

За множество тревожных дней

Вздохнув,

Земля спокойно дремлет.

Сегодня ночь уже нежней

Глазами звёзд глядит на землю.

 

И словно просит тишина

Забыть об орудийном громе,

Под небосводом и луна

Горит,

Как лампа в мирном доме.

 

Пусть о войне седеет быль – 

Иных забот и дела много.

Нам с голенищ кирзовых пыль

Смахнуть бы дома у порога.

 

Ашот Гарнакерьян  (1907-1977)
 

Клятва

В сорок первом году в Керчи,

Где прожектор метал лучи,

Нагоняя фашистских асов,

Я у наших зениток клялся:

Если всё же свершится чудо,

Если выйду живым отсюда,

Буду жить на таком накале,

Чтобы руки не отдыхали,

Чтобы сердце, как в пекле боя,

Не искало нигде покоя.

В громе, в лязге идущих танков,

у обугленных полустанков

Я поклялся на вдовьем плаче:

Если выживу – жить иначе.

Жить, гореть, себя не жалея,

Чтобы людям жилось светлее.

... Время лечит и слёзы сушит,

И боюсь я клятву нарушить:

Где-то вдруг отступить на шаг,

Что-то сделать плохо, не так,

Как хотелось бы, как обязан, –  

я ведь клятвой солдатской связан,

И за мной как будто следит

Тот, кто был молодым убит.

Хоть могилы молчат, молчат,

Я твой вечный должник, солдат.

 

Григорий Гридов (1899-1941)

Петлицы голубые

На весеннем солнце

крыльями сверкая,

Над зелёным садом вьётся

самолёт,

В том саду зелёном девушка

мечтает,

О любимом друге песенку поёт.

 

Петлицы голубые,

Петлицы боевые,

Не спрятать вас ночной

холодной мгле,

Лети, мой друг, высоко,

Лети, мой храбрый сокол,

Чтоб было больше счастья

на земле.


 

С девушкой хорошей не успел

проститься,

Под знакомым шагом не

шуршит трава –

Взвились эскадрильи,

полетел к границе

Лётчик, повторяя песенки слова:

 

Петлицы голубые,

Петлицы боевые,

Не спрятать вас ночной

холодной мгле,

Лети, мой друг, высоко,

Лети, мой храбрый сокол,

Чтоб было больше счастья

на земле.

 

Как ни трудно было с милым

расставаться,

Знала – нет сильнее в мире

никого,

Знала – в сад зелёный

вьюге не ворваться,–

Верила в отвагу друга своего.

 

Петлицы голубые,

Петлицы боевые,

Не спрятать вас ночной

холодной мгле,

Лети, мой друг, высоко,

Лети, мой храбрый сокол,

Чтоб было больше счастья

на земле.

 

На заре стальные

возвратились птицы,

Под ногой поспешной вновь

шумит трава,

Лётчиком-героем девушка

гордится,

Не смолкают долго нежные

слова:

 

Петлицы голубые,

Петлицы боевые,

Не спрятать вас ночной

холодной мгле,

Лети, мой друг, высоко,

Лети, мой храбрый сокол,

Чтоб было больше счастья

на земле.

 

Даниил Долинский (1925-2009)

* * *

Я выжил…

А кто-то опять,

Незримый, стоит у подворья,

Зовёт… И у вдовьего горя —

Ещё одна белая прядь.

 

Я выжил…

А кто-то глядит

Со снимка в армейском наряде

На взрослых сынов и во взгляде

Их детские лица хранит.

 

Я выжил…

А кто-то живёт

Во мне, никогда не старея,

И памятью горькой моею

Забыть о себе не дает…

 

Николай  Доризо (1923 - 2011)

***

Товарищ,
вспомни,
как с тобой
В Ростов вернулись мы.
Пожар на улице Сенной
Среди тревожной тьмы,
Наш искалеченный вокзал,
Метель кружит золу,
Проломы стен, сплетенья шпал
И трупы на углу.
Мы спали,
подстелив шинель,
И был короток сон,
И билась яростно метель
В щербатый дикт окон.
Топтали дети к Дону путь,
Чтоб в проруби
потом
Водицы мутной зачерпнуть
Простреленным ведром.
Пайковый мы делили хлеб,
Пустой варили суп,
И дом был холоден и слеп,
И пар струился с губ.
В углу последних дров запас.
Коптилки едкий дым...
Но был я
в эти дни
как раз
Счастливым,
Молодым.

 

 

Николай Егоров (1923-2018)

* * *

Мне кажется: и я уже умру,

и под землей мои истлеют кости,

но все равно останусь на миру,

а не на зарастающем погосте.

Ведь те, кто и не видывал атак,

и павших, и не павших — всех! — едва ли

поймут:

мол, с ворогом сошлись не так,

не так, мол, побеждая, добивали.

И, повторяя наши имена,

как на суде формально повторяют,

и нас самих, и наши времена

в истории поставят где-то с краю.

Да ведь и это — право их на суд —

рыть не в окопах, а в архивах рыться —

мы дали им.

 

И в этом правды суть,

а правда не архивный червь, а рыцарь.

 

Вениамин Жак (1905-1982)

Память

Война приучила:
разлуки длина
Зависит от прихоти пули –
Кто знает,
когда тебе свистнет она
И где тебя подкараулит!

И все же не смел нас удерживать дом,
Выпрашивать лишнюю ночку!
И мы улыбались – покуда вдвоем,
Чтоб плакать – потом,
в одиночку.

Всё вынесли и повстречались опять ...
Ушли фронтовые невзгоды.
Но странно, но страшно тебя потерять
На сутки –
не то, что на годы!

Я списан с учёта, не числюсь бойцом,
К подсумкам не тянутся руки,
Но память,
как рана под старым рубцом,
Болит
и страшится разлуки.

1945 г.

 

Анатолий Калинин (1916-2008)

* * *

 

От материнского порога

И до победы иль до гроба

Теперь я твой, а ты моя,

Свинцом изрытая дорога,

Моя судьба и колея.

И если мой предел на свете

Отмерян картой фронтовой,

Хотел бы я в твоем кювете

Лежать на запад головой.

 

Григорий Кац (1907-1941)

***

Нет на свете нас миролюбивей,
Но ты видишь – над страной твоей
Снова машут боевые гривы
Злых, надменных вражеских коней.

Слышишь – ветер просит быть готовым,
Он пошёл по улицам станиц,
Он сегодня реял над Ростовом,
Этот ветер боевых границ ...

Будет время, чую это время,
Раньше срока призовут года,
Как у Лермонтова – ногу в стремя
И поскачешь молодость отдать…

 

Алексей Недогонов (1914-1948)

Лилии

Они такой не знали перемены,
не ведали моторной высоты;
они со мной летели из-под Вены —
воздушные австрийские цветы.

 

Могло казаться, что они — из дыма,
что облачко вот этих лепестков
рукою ветра сорвано незримо
в густом саду альпийских облаков.

 

…Рассвет.
Карпаты.
Ветер глухо воет.
Я вниз смотрю. И в заревом огне
сквозь трепетный оконный целлулоид
Россия пробивается ко мне.

 

Сквозной тысячеверстной полевою
лежит она в скрещении дорог…
Перед полуднем над моей Москвою
кружился иностранный лепесток.

 

Он был в туманной дымке, как баллада.
Его, без напряженья, с высоты
магнитом Ботанического сада
притягивали русские цветы.

 

…В австрийской вазе с влагою Дуная,
как память о поверженной земле,
стоит, о Венском лесе вспоминая,
букет Победы на моем столе.

 

Его степные ветры опалили,
на нем
чужих, сухих лучей следы;
стоит и ждет
букет австрийских лилий
прикосновенья утренней звезды.

 

Александр Оленич-Гнененко (1893-1963)

Дозор

Сквозь тьму и сквозь тучи
Звездою падучей
Плывет за ракетой ракета.
Беззвучное пламя
Дрожит над лесами
И ярко горит до рассвета.
Но клочья тумана
Сползают с кургана,
И утро холодное брезжит,
И слышат дозоры
Гуденье мотора
И стали пронзительный скрежет.
Три вражеских танка
Спешат спозаранка
Со звоном железным и лязгом
В деревню ворваться,
Втроем прогуляться
По нашим окопам и каскам.
На самом рассвете
Над речкой в секрете
Лежали три друга армейских:
Вано с Алазани,
Иван из Рязани,
Петро из-под города Ейска.
«Что ж, встретим, ребята,
Фашистов, как надо!
Пусть сердце не знает тревоги!»
Вано — за кустами,
Петро — за снопами,
Иван — у проезжей Дороги.
И каждый получше
Бутылки с горючим
Проверил, готовясь к удару:
«Старух вы пугали,
Детей вы сжигали:
Попробуйте нашего жару!»
Вот танки — все трое —
С рычаньем и воем
Железными мчатся горами.
Посыпались в танки
Звенящие склянки,
И вспыхнули танки кострами.

 

Арсен Оганесьян (1908-1945)


Новороссийск огнём объят…

Я подвига не знаю краше,

Сквозь годы клятву пронесу:

«Я в этот город Знамя наше

Живой иль мёртвый – принесу!

И там, где пепел, – будут розы,

Там будет вечно город мой!» –

Так говорил сержант Морозов,

И Знамя с сердцем рвалось в бой!

Земля горит и вся дымится,

Новороссийск огнем объят...

Друзья мои! На ваших лицах

Следы войны в глазах лежат.

Мы потеряли в битве многих ...

Кто тех ребят назад вернет?!

В каких сражениях жестоких

Мы здесь стояли целый год!

И вот тот день, что так мы ждали,

И вот желанный пробил час:

Новороссийск мы штурмом взяли,

Всё позади – огонь и грозы,

И на Тамань отходит враг...

В Новороссийск сержант Морозов

Принес победный красный флаг!

1943 г.

Перевёл с армянского М. Андриасов

 

Григорий Помазков (1924-2012)

* * *

И ныне нам тяжко

и горько,

не удержаться

от слёз:

почти что

над каждым

пригорком

печаль

овдовевших берёз.

 

И кажется, кажется,

кажется:

в лощинах

шевелятся рвы…

И кажется, кажется,

кажется:

встают сыновья

из травы.

 

Александр Рогачев (1915-1984)

* * *

Друзья сказали, что я пал в бою.

И наш любимец, наш весёлый писарь,

Смахнув слезу, взглянул на ротный список

И вычеркнул фамилию мою.

 

А я приполз,

А я приполз к утру

К нему в блиндаж, и вместе мы уснули...

Я почему-то верю, что умру

От радости, а вовсе не от пули.

 

 

Константин Русиневич (1917-2004)

* * *

В том, что я устал, — не признаюсь.

По манере воинской, — бодрюсь.

При любой невзгоде я, как штык.

Вешать нос я с фронта не привык.

Мчались тучи надо мной галопом.

Смерть с косой торчала над окопом.

С нею на войне я был на "ты".

Закалился аж до черноты.

Кожа в черноте, и сердце — тоже.

Не отмыться, не очиститься никак.

Это все на страшный сон похоже.

На душе подчас и нынче — мрак.

Но всю жизнь, не подчиняясь мраку,

Я иду на этот мрак в атаку.

 

Павел Рюмин (1922-2008)

Малая лопата
 

Лопату, бывшую в Берлине,

Не подводившую в бою,

В чехле брезентовом поныне

Я как реликвию храню.

И мне напоминают свято

Тупые вмятины лотка

О рубежах, что с боем взяты,

О том, как наша сталь крепка.

Я эту малую лопату

Ценю за то, что на войне

Она за верность ей солдату

Платила верностью вдвойне.

 

Анатолий Софронов (1911 -1990)

* * *

Нам предстоит еще немало

Ходить дорогами войны,

В лесах, заснеженных, усталых,

Не слышать в полдень тишины.

 

Детей не видеть в колыбели,

Шинелей серых не снимать,

Не разуваться две недели

И через сутки стоя спать.

 

Но этот путь уже не страшен –

Мы не умрем, мы будем жить!

Мы написали кровью нашей

Веленье сердца: победить!

1941

 

Виктор Стрелков (1925-1996)

Мальчишки

 

Нас деды с отцами корили

За нашу мальчишечью прыть,

А мы втихомолку курили,

Чтоб чем-то на них походить.

 

Нас мучила зависть слепая

Ко всем, кто бывал на войне, – 

Лихая тачанка Чапая

Промчалась от нас в стороне.

 

Ах, как нас отцы обокрали,

В наследье нам дав тишину!

Мы, им подражая, играли

Влюбленно и лихо в войну.

 

Сирены тревожно взревели,

Черту подводя под игрой.

Одев не по росту шинели,

Мы шли

        не в игрушечный бой.

 

Мужая, шагали ребята

Сквозь пули и пушечный гром…

Экзамен

На званье солдата

Держали мы

В сорок втором!

 

 

 

Александр Фарбер (1910 -1982)

Семь Колодезей

В пути
       тоска в купе вползла.
Он был далёко от друзей.
И вдруг, в окне –
                фронтон вокзала
И надпись:
           "Семь Колодезей".

Давно б пора уняться нервам,
Но прошлое
           со всех сторон
В атаку шло.
             Здесь в сорок первом
Был сформирован батальон.

И вмиг заботы стали мелки.
Зажглись погасшие огни.
Отсюда
       к Арабатской стрелке
Их перебросили в те дни.

И вспомнился азовский ветер,
Чуб через лоб наискосок,
Обрызганый волнами вечер,
Плывущий под ноги песок.

И в ожидании сраженья...
На взводе у солдат сердца.
И напряженье, напряженье
Без передышки, без конца...

Взглянул на орденскую планку,
И что-то шевельнулось в нём.
Тягач
      к подорванному танку
Он прицепляет под огнём.

В груди от нетерпенья колет,
И вмиг является на свет
Все то, чему учили в школе
И в песнях предвоенных лет.

...Былое минув, поезд скорый
Шел, будто в гору, тяжело.
На степь,
          не отрывая взора,
Глядел попутчик пожилой.

 

Иван Фёдоров (1917-1988)

* * *

Я прошёл через сотни смертей,

и крутая тропа привела

слушать говор твоих тополей,

слушать песню чужого села.

 

Всё, что пройдено, всё позади,

а тебя я прошу об одном:

если любишь меня,

посади

ты калину под этим окном.

 

И тебе она тоже споёт

про долины мои и поля.

Этой красной калиной цветёт

вся Россия родная моя.

1945 г.

Чехословакия

 

Пётр Хромов (1904-1942)

* * *

Длинная туча идёт полосой,

Медленной и синеватой.

Аэродром, охлаждённый росой,

Пахнет бензином и мятой.

Дай мне спокойную руку твою,

Тёплое слово промолви.

Пусть пролетают в далеком краю

Копья воинственных молний.

Пусть на планшет, что проносит пилот,

Падает их отраженье –

Молча глядит через винт пулемёт

В жажде огня и движенья.

Чтобы тебе без тревоги спалось,

Вздрогнут широкие крылья.

Чтобы легко и спокойно жилось,

Выйдет в полёт эскадрилья.


Стана
14:16:57 09/05/2020

Потрясающие стихи сильных людей. Спасибо!
С днём победы!
Елена Вольская
21:28:28 08/05/2020

Спасибо за стихи! С праздником Великой Победы!!!

ООО «Союз писателей России»

ООО «Союз писателей России» Ростовское региональное отделение.

Все права защищены.

Использование опубликованных текстов возможно только с разрешения авторов.

Контакты: