ООО «Союз писателей России»

Ростовское региональное отделение
Донская областная писательская организация (основана в 1923 г.)

Людмила Хлыстова. Каждому кулику своё болото. Комедия

09:08:37 20/06/2019

Каждому кулику своё болото

 

( Комедия в 3-х действиях)

 

Действующие лица:

 

Сполохов Виктор Борисович — начальник проектного бюро, 43 года;

Эллочка Румянова — новая сотрудница, 23 года;

Резцов Валерий Иванович — друг Сполохова, ведущий инженер, 42 года;

Верич Татьяна Юрьевна — ведущий инженер, 40лет;

Лиза Сафьянова — приятельница Эллочки, инженер, 29лет;

Любовь Сполохова —жена Сполохова, домохозяйка;

Егор Румянов — муж Эллочки, бизнесмен;

Сотрудники: Евгений Пыхов — инженер, 38лет;

                       Анна Яновна Зеленковская — экономист, 60 лет;

                       Алексей Забортов — молодой специалист, 24 года;

                       Катя Евдохина — техник, 27 лет;

Пал Палыч Валков — начальник отдела;

Игорь Бутенко — ухажёр Эллочки, работник другого бюро, 29лет;

Нелли — старшая дочь Сполохова, 14 лет;

Галина Пыхова — жена Пыхова;

Буфетчица;

Уборщица;

Медсестра.

                                            Действие 1

 

Сцена 1

Небольшое проектное бюро. За столом начальника (обособленно) Виктор Сполохов. По одну сторону комнаты компьютеры, за ними Л. Сафьянова; Е. Пыхов; А. Забортов; по другую сторону конструкторы на кульманах: Т. Верич; В. Резцов; К. Евдохина. За письменным столом – А. Зеленковская. В углу на тумбочке, рядом со столом Сафьяновой электрический чайник.

 

Лиза (Смотрясь в небольшое настольное зеркало и подкрашивая ресницы): Сегодня в утренней передаче рассказывали о новой диете.

Верич: Кремлёвская, что ли?

Лиза: Кремлёвская — вчерашний день! Принципиально новая. Все до сих пор существующие диеты признаны неэффективными и даже вредными…

Резцов: Конечно вредные! Организм посидит на голодном пайке, а потом при любой возможности начинает хапать, хапать, набивать жировые ячейки «про запас».

Лиза: Ой, Резцов! Тебя хоть одними пончиками корми – всё равно не откормишь!

Верич: Точно! Синичку — хоть на пшеничку.

Пыхов: Это всё потому, что у нормальных людей кишечник — извилистая линия, а у Резцова — прямая. Откуда там отложениям взяться?

Лиза: Чайник кто ставил? Закипел!

Анна Яновна: Выключи, Лизонька. Я сейчас.

Входит Эллочка в сопровождении начальника отдела Пал Палыча Валкова.

Сполохов (вскакивая): Товарищи, прошу выйти на средину, подходите, подходите, пожалуйста!

Валков: Вот, друзья, принимайте в свой коллектив новую сотрудницу. Элла Николаевна Румянова. Конструктор ΙΙΙ категории. Молодой специалист, надеюсь, отличный: красный диплом. Поэтому берём сразу на ΙΙΙ категорию. Прошу, как говорится, любить и жаловать.

Пыхов(вполголоса): Жаловать — привилегия начальства. Что пожаловали, то и пожаловали.

Валков: Вопросы есть?

Анна Яновна: Какое учебное заведение окончили?

Эллочка: Ростовский машиностроительный институт.

Пыхов: Семейное положение?

Сполохов: Евгений, это к делу не относится. (К Эллочке) Вот ваше  рабочее место (указывает на стол с компьютером рядом с Лизой)

Валков: Осваивайтесь. Это Виктор Борисович Сполохов, ваш непосредственный шеф. Успешного начала! (Уходит)

Эллочка усаживается за указанный стол, все расходятся по местам. Некоторое время в комнате тишина. Зеленская, Лиза и Пыхов подходят к чайнику, наливают кипяток.

Лиза: Элла, чаю будете? Чайник только что закипел. У меня вот чашка свободная есть.

Эллочка: Спасибо.

           Сполохов берёт со стола бумаги, выходит. Несколько человек  пьют чай.

Эллочка (у Лизы): Как вас зовут?

         Лиза: Елизавета, можно просто «Лиза» и на «ты». Бери печенье.

Эллочка: Благодарю… Лиза, (понижает голос) скажи, как начальник наш, строгий?

 Лиза: Кто, Пал Палыч?

Эллочка: Нет, Виктор…

Лиза: А! Виктор Борисович? Да нет! Нормальный мужик.

Эллочка: Мне показался… суровый.

Пыхов: А всё-таки, Эллочка, вы замужем? А то у нас есть молодой человек на выданье, Алёша Забортов, с совершенно нерастраченными ресурсами.

Алексей: Засохни, Пыхов!

 Эллочка: Если вас это так волнует — я замужем. И у меня четырёхлетний сын.

 Пыхов: О! А на вид — такая молоденькая!..

Эллочка (мило усмехаясь) Спасибо, если это комплемент.

Входит Сполохов. Все возвращаются к работе. Сполохов подходит к новой сотруднице, садится рядом на стул.

Сполохов: Давайте, Элла Николаевна, попробуем войти в курс дела. Вы владеете «Автокадом»?

                               Разговаривают вполголоса.

Анна Яновна: (наклоняясь к Верич) Смазливая девчонка. И бойкая на язык.

Верич: Да, видно пальцы в рот не клади. Ишь, как глазками стреляет!

Резцов: Лиза, у тебя деталировка готова? Давай, сверять буду.

Лиза: Ещё два чертежа на принтер выведу.

На столе Зеленковской звонит телефон. Она берет трубку.

Анна Яновна: Алло… Да… Номер детальной?.. Минуту.

Зеленковская выходит в соседнюю комнату, возвращается оттуда с книгой регистрации проектов.

Анна Яновна (в трубку) Срок сдачи 7 октября. Смета в работе. Да… К пятнице. Металла — около полутора тонн. Хорошо…

Кладёт трубку. Относит гроссбух в архив, возвращается.

Виктор Борисович, может новенькой девочке поручить архив? У нас там  такой кавардак! Нужно систематизировать записи, папки в жутком состоянии!.. Сколько мы будем так работать? Раньше у нас всегда был человек, ответственный за архив.

Сполохов: Анна Яновна, занимайтесь своим делом.  С архивом решим вопрос. Татьяна Юрьевна, у вас есть что-нибудь несложное для начала? Прошу вас, помогите Элле Николаевне разобраться на первых порах.

                Эллочка подходит к Верич, приступают к работе. Занавес.

 

Сцена 2.

Столовая. Несколько столиков. За одним из них  Эллочка, Верич, Лиза, Катя.

На авансцене лестница на второй этаж.

Лиза: Эллочка, твой муж тоже на нашем предприятии работает?

Эллочка: Нет. Ему тут предлагали работу, но его не устроил оклад. Он решил открыть собственный бизнес.

Катя: А ты что ж пошла на такую зарплату?

Эллочка: Мне квартира нужна. Меня, как молодого специалиста, обязаны поставить на очередь на жильё.

Верич: Очередь-то есть. Да стоять там двадцать лет.

Эллочка: У молодых специалистов отдельная очередь, я узнавала.

Лиза: А вы слышали, девочки, Женьку Пыхова уже распределили на квартиру. Их дом к ноябрьским сдаётся. Жена его,  Галка, сказала, что они «вытянули» четвёртый этаж.

Верич: Везёт дуракам.

Эллочка: А я выше второго этажа не возьму.

Верич: Кто тебе даст! Все элитные квартиры заранее распределяются… кому надо.

Эллочка: Мне и надо. У меня мама — инвалид. Впишу её в список. У неё льготы. И нам жилплощать больше будет.

Лиза: Не хило придумано.

Эллочка: Я законы знаю (смеётся).

Верич: Девочки, перерыв заканчивается. Поторопитесь.

Катя: У Эллочки ещё пол-обеда не съедено.

Эллочка: Куда торопиться? Глотать наспех — вредно для желудка.

Лиза: Начальство застукает, что опаздываем, прибадываться  будет.

Эллочка: Да вы идите, если боитесь.

Лиза: Ну, приятного аппетита!

( Лиза, Верич и Катя выходят на авансцену).

Верич: А знаете, почему Эллочка не торопится в отдел? Уже который день один парень из конструкторского с неё глаз не сводит.  Да вы знаете его, высокий такой, блондин с бородкой. Он за каждой симпатичной девчонкой не прочь приударить.

Катя: А, это Игорёк Бутенко. Я тоже заметила, что он на неё око положил. А Эллочка? Думаете, чего она так обворожительно похохатывает?

Лиза: Ой, девочки! Не гоните пургу! На фига ей этот павлин нужен? У Эллочки муж — кручёный парень, при деньгах.

Катя: Ну не скажи! Забыла, как в прошлом году сама на него заглядывалась?

( Проходят по авансцене, поднимаются по лестнице за кулисы. Из-за кулис с противоположной стороны с подносом с едой выходит Игорь Бутенко, осматривается, видит Эллочку, направляется к ней.)

Игорь: Привет! Можно присесть?

Эллочка: Садись. Не закуплено (смеётся).

Игорь: У тебя приятный голос. Ты недавно здесь работаешь?

Эллочка: Две недели.

Игорь:  А живёшь на Северном?  Я видел тебя в автобусе… В элитном районе? В крутом особняке? Такая девушка должна непременно жить…

Эллочка: Ага! (заливисто смеётся) В общаге.

       Игорь: В семейном общежитии?! С мужем-тираном!

Эллочка: Угадал. (Смеётся). Так что не морочь мне голову.    

Игорь: Обожаю морочить голову хорошеньким замужним девочкам.

Эллочка (поднимаясь): Успехов на этом поприще!

                                    Уходит. Занавес.

 

Сцена 3.

Утро. Проектное бюро. Все на местах. Лиза подкрашивает ресницы. Эллочка причёсывается у зеркала. На столе закипает чайник.

Лиза: Чайник закипел!

                  Входит буфетчица с подносом пирожков.

Буфетчица: Пирожки горячие. Капуста. Картошка.

Верич: Как кстати! (Берёт кошелёк) Знаю, что вредно, а удержаться не могу.

Лиза, Пыхов, Алексей и Катя тоже покупают пирожки, наливают чай. Буфетчица выходит.

Пыхов(философски): Моя Галка тоже комплексовала: толстая, толстая… В автобус садится, обязательно кто-нибудь обложит, дескать, куда лезешь с такими габаритами! Так я её научил, как отвечать, теперь счастливая ходит.

Верич: Как же ты её научил?

Пыхов: А вот едет она в час-пик. Одна на неё: «Ты что не видишь, куда прёшь, корова!» А Галка ей громко на весь автобус: «Выведи глистов — и ты на человека будешь похожа!» Автобус чуть не перевернулся — такой резонанс был!

Анна Яновна: Есть можно всё, что угодно. Только надо регулярно очищаться.

Катя: Яновна! Вы уже достали своими клизмами! И обязательно к завтраку!

Сполохов (отстраняя телефонную трубку от уха): Коллеги! У нас очень шумно. Не слышно, что говорят по телефону… (В трубку) Так… Можно заменить на имеющийся в цехе. Да. Хорошо. (Кладёт трубку)

                           Пыхов берёт чертежи, выходит.

Сполохов: Катя, подойдите. ( Евдохина подходит к его столу) Катя, пока нет срочной работы, наведите порядок в архивных документах. Сверьте наличие чертежей в папках. Отреставрируйте книги перечней.

Катя: (направляясь в соседнюю комнату, ворчит под нос): Чуть что — Катя! Всю грязную работу — мне…

Все молчат, делают вид, что углублены в свою работу. Входит Пыхов без чертежей.

Пыхов: Слыхали, Гвоздев умер? Из мехбюро.

Анна Яновна: Как, умер? Я в понедельник в очереди за окорочками за ним стояла.

Алексей: Съел окорочок и помер.

Анна Яновна: Помолчи. Вот молодёжь, ничего святого!

Пыхов: Говорят, пришёл с работы, сел в кресло посмотреть телевизор. И… умер.

Катя (входя с папками в руках): От работы кони дохнут, не то, что Гвоздевы.

Алексей: Нет, это по телевизору показывают такое, что человека сразу кондратий берёт.

Сполохов: Что за базар, Алексей? Татьяна Юрьевна, вы, как предцехком, соберите, пожалуйста, в помощь семье. Ну, как положено…

Алексей (вполголоса): Базар… Сейчас вся страна — базар. Массированный переход к рыночным отношениям.

Лиза: Ну что такое! Почему все имеют привычку умирать так некстати? У меня денег только на хлеб осталось.

Эллочка: Я тебе займу. Сколько надо?

Все подходят к столу Верич, сдают деньги.

Сполохов (рядом с Эллочкой): Вам можно было бы в этом не участвовать. Вы же не знали Гвоздева.

Эллочка: Какая разница? Человек умер.

Сполохов: Да… Вы правы. Но сейчас такая редкость встретить человека с чутким сердцем.

Эллочка (поднимает на Сполохова ясные, кроткие глаза): Все мы под богом ходим, Виктор Борисович.

Эллочка задумчиво возвращается на своё место, Сполохов восхищённо смотрит ей вслед, на её длинные стройные ноги в мини-юбке.

Занавес.

 

 

 

Сцена 4.

Сквер перед инженерным корпусом. Лавочки, клумбы, декоративный кустарник. Эллочка и Лиза подходят к лавочке, садятся.

Лиза: Какая прелесть! Люблю здесь в перерыв расслабиться. Самое классное время года. Ещё тепло и уже не жарко. А краски какие яркие! Воздух — обалденный!   Я в прошлом году с этих цветов семена собирала. А! Ничего не взошло!

Эллочка: А почему Сполохов не ходит в столовую?

Лиза: Та! Жлоб он. Жена ему «тормозки» готовит. На копейках экономят.

Эллочка: А где его жена работает?

Лиза: Люба? Раньше у нас работала. А как дочка младшая заболела,  забрала её из сада и сидит с ней дома. Уже года три.

Эллочка: Что же с ребёнком?

Лиза: Астма, что ли… В саду был приступ за приступом.

Эллочка: Ну и как она из себя?

Лиза: Кто? Алёнка?

Эллочка: Жена.

Лиза: А, Люба? Средней паршивости. Она и раньше красавицей не была, а сейчас… Сидючи дома… Смотри, Бутенко сюда идёт. Как твой флирт с ним?

Эллочка: Никак. От него никакой пользы для здоровья.

Игорь (подходя): Девочки! Моё восхищение! Вы сегодня неотразимы.

Эллочка (смеётся, вставая): Ой, Игорёша! Слушали б и слушали, как ты поёшь, но нам пора.

Уводит Лизу, Игорь с сожалением смотрит им вслед и уходит  в противоположную сторону.

                                      Лиза и Эллочка на авансцене.

Лиза: Кстати, ты в курсе, что у Сполохова завтра день рождения?

Эллочка: Интересно… Как же вы поздравляете?

Лиза: Утром — торжественно, после работы — традиционно возлияния.

Эллочка: И сколько ему?

 Лиза: Уже сорок три.

Уходят. За ними следом входят на авансцену Резцов и Пыхов. На лавочку тем временем  присаживаются и закуривают Верич и Катя.

Пыхов (смотря девушкам вслед): Ножки у нашей Эллочки — отменные!

Резцов: Отменной может быть уха. А ножки — просто красивые.

Пыхов: Заядлый рыбак — только о рыбе! Кстати, знаешь, чем отличается женщина от ухи?

                Уходят. За кулисами слышится их громкий смех.

Верич: Катерина, ты заметила, какие откровенные взгляды бросает Эллочка на Сполохова?

Катя: На Сполохова?  Да он же тюфяк!

Верич: Ну… не скажи.

 Катя: Большой и полезный, как ортопедический матрац. Совершенно не эротический.

Верич: Однако…  в нём чувствуется мужественность. Надежность, в конце концов.

Катя: Таня, я тебя умоляю! Регулярно жене селёдку из буфета таскать — это,  по-твоему, надёжность? Скряга и ханжа!

Верич: Что ты хочешь: двое детей, жена не работает…

Катя: Ну да, порядочный семьянин. Всё до копейки — жене, а за хорошенькой фигуркой чуть шею не выворачивает!

Верич (смеётся): Это в тебе неорганизованные гормоны говорят. Выходи, Катька, замуж!

Катя: За кого?! Все мужики — кретины, а у нас — самые кретинистые в мире кретины! (Бросает окурок в урну) Пойдём, перерыв уже закончился.

Уходят. Занавес.

 

Сцена 5.

Утро. Проектное бюро. Все на рабочих местах. У Верич на столе букет цветов. Лиза подкрашивает губы, смотрясь в своё настольное зеркало. Входит Пал Палыч.

Пыхов: Девочки, вперёд, на массовый поцелуй!

Все сотрудники окружают  Сполохова, Верич с букетом.

Пал Палыч:  Друзья! Вы знаете по себе, как трудно находиться в гармонии с собой и окружающим миром, трудно встретить человека, наделённого массой добродетелей и вполне счастливого. Наш дорогой именинник Виктор Борисович и есть тот идеальный случай. Талантливый конструктор, умный руководитель, отличный семьянин, счастливый отец, наконец, просто добрый, порядочный человек, отзывчивый и деликатный. Давайте дружно поздравим его с днём рождения (пожимает руку Сполохову) и пожелаем крепкого здоровья, успехов в делах, стабильности в наше нелёгкое перестроечное время.

Верич (вручает букет): Поздравляем, Виктор Борисович, от всего коллектива. Счастья, любви близких. Примите подарок от нас (протягивает конверт, целует в щёку).

Резцов: Держи пять! Будь здоров и крепок! (Обнимает, трясёт за плечи)

Именинника окружают сотрудницы, целуют по очереди, высказывают пожелания, Сполохов смущённо улыбается, благодарит.

Пыхов: Виктор, главное, чтоб на исполнение всех желаний хватало зарплаты! Побольше денег тебе!

Эллочка подходит к Сполохову позже всех, приподнимается на цыпочки, слегка прижимается щекой к его щеке.

Эллочка: Желаю исполнения самых смелых надежд!

Сполохов (негромко): О, спасибо! Какие у вас божественные духи! (Поворачивается к коллективу) Благодарю всех за тёплые слова. После работы прошу задержаться. Отметим, как полагается. Ещё раз спасибо…

Пыхов: Спасибо — много. А фуршетик — в самый раз!

 

 

Сцена 6.

Вечер. Слабо освещённая улица. Лавочка возле подъезда многоэтажки. Выходят Эллочка и Сполохов.

Сполохов: Ну вот, Эллочка, показал вам самый краткий путь. Я часто хожу домой пешком. Только в непогоду еду троллейбусом. Я и не подозревал, что мы живём в одном районе.

Эллочка: Я езжу автобусом: так быстрее.

Сполохов: И вдвое дороже, с пересадкой-то.

Эллочка: (приостанавливаясь, с удивлением смотрит на Сполохова): Действительно…

Сполохов: (после небольшой паузы) Хорошо сегодня посидели. Весело… Вообще, я дни рождения не люблю. Ну что это за праздник? Зачем его отмечать? Родился когда-то. Ну и что? В этом нет никакой твоей заслуги.          

Эллочка: Близкие помнят об этом событии. Хотят доставить вам радость, сделать что-нибудь приятное.

Сполохов: (усмехаясь) Напомнить, что пролетел ещё год бездарной жизни, и сделан очередной шаг к вечному покою.

Эллочка: Откуда такие мрачные мысли? Надо радоваться каждому мгновению, здесь и сейчас. Этому чудному тихому вечеру, этому бархатному небу, этим тёплым светящимся окнам…

Сполохов (подхватывая): этим исписанным, исцарапанным стенам, смрадным подъездам, изуродованным лавочкам… Эллочка, вы такой лёгкий, замечательный человечек. У вас необыкновенные лучистые глаза: вы пришли к нам в отдел, и мир, как будто,  стал ярче, осмысленней. Как-то изменился… Я не могу объяснить. Если бы вы знали, как мне надоела рутина, серость окружающего. Изо дня в день одни и те же пошлые разговоры о вечной нехватке денег, о том, как, простите, согнать лишний жир, о паразите-муже, о маленьких деспотах детях, которые существуют для того, чтобы делать всякие пакости… Ну вот вы… Разве у вас нет проблем? У вас тоже семья, маленький ребёнок. Разве вам легко? Но вы не производите впечатления угнетённой, озлобленной мымры. Извините, я грубо говорю. Вы какая-то особенная. Ясная… Воздушная…

Эллочка (смеётся) «Луч света в тёмном царстве»

Сполохов: Именно! (молчит, вздыхает) Дома тоже не лучше. Младшая дочка болеет, старшая — заневестилась, своенравная такая… Жена вся на нервах… Телевизор — сплошной негатив. Нет будущего в этой стране. Всё пусто…

(Молчит несколько секунд)

Простите. Вы, наверное, думаете: выпил лишнего и разбрюзжался, старый дурак.

Эллочка: Кто вам сказал, что вы старый? Для мужчины — это самый отличный возраст. Мужественный, значительный. Многие девчонки предпочитают зрелых мужчин своим сверстникам! А перед таким интересным человеком, как вы (смеётся) вообще не устоять.

Сполохов (сконфуженно): Какие там девчонки!..

Эллочка: Я полюбопытствовала, прочитала ваш гороскоп. Очень много интересного нашла.

Сполохов: Да? Что, например?

Эллочка: Например, что вы — кот, который таскает каштаны из огня (смеётся). Впечатляющая характеристика. И ещё там написано (делает страшные глаза), что ваша страсть может быть роковой.

Сполохов: Какая чушь! (Тоже смеётся) А вы? Кто вы, Эллочка?

Эллочка: Я? (Смеётся) Я — избалованная обезьянка, а может (кокетничает) — хитрая шалунья!

Сполохов (улыбается): Рождённые в год Обезьяны — коварные личности.

Эллочка (серьёзно, с грустью смотря в глаза Сполохова): Мы можем быть самые заботливые, самые нежные…

Сполохов (берёт её руки в свои) Не сомневаюсь, вы — самая нежная, очаровательная обезьянка, какую я когда-либо встречал.

Эллочка (осторожно высвобождая руки): Мне пора! (отступает в сторону подъезда) Спасибо, что проводили. (Вбегает по ступеням, оборачивается) Мне никто не говорил таких слов. До свидания!

Сполохов: До завтра!

Занавес. Сполохов стоит на авансцене какое-то время потрясённый, возбуждённый

Какая удивительная девушка! Вот ведь чудо! Хм… «Таскает каштаны из огня…» Надо ж такое придумать!

Разворачивается лихо в вираже и лёгкой походкой уходит.

 

Сцена 7.

Столовая. Слева на авансцене лестница на второй этаж. На первом плане за столом Лиза, Верич. За дальним столом Эллочка и Сполохов, едят, тихо разговаривают, Сполохов смотрит на Эллочку, любуясь, Эллочка время от времени звонко смеётся. К первому столику подходит Катя с подносом с едой.

Катя: Новое чудо света: Сполохов стал в столовую ходить…

Лиза (обращаясь к Верич): Так вот, мой  оболтус вчера из школы без ранца пришёл. Училка отправила за родителями.

Верич: Что же он натворил?

Лиза: Девочку побил, паршивец. Да сейчас девочки такие — сами выпросят.

Верич: Всё равноДевочек бить нельзя.

Лиза: Нельзя, кто спорит? Да при таком отце…  Ты же знаешь, какой пример. Сколько раз сама в синяках ходила.

Катя: Что ж ты с ним живёшь? Выгони! Для какой радости он такой нужен?

Лиза: Это ещё кто кого выгонит! Квартира-то его. Вон Таня в курсе, я от него  сорок раз уходила. Так протрезвеет — на коленях, сволочь, приползает, умоляет вернуться. Клянется, что любит. Даньку он, правда, любит, скучает по нему.

Катя: Знаешь, что всё повторится, и — прощаешь. Сама виновата. Негодный зуб лучше сразу вырвать, чем по кусочкам вытаскивать.

Лиза: Одной ребёнка растить — тоже, знаешь ли, не шоколадная глазурь!

Раздаётся наигранный смех  Эллочки.

Катя (недовольно): До чего противный смех у этой Эллочки!

Верич: Истинно, смех продажной девки!

Лиза: Ну почему сразу «продажной»? Разве не может быть просто душевного контакта между мужчиной и женщиной? Я никогда не видела Сполохова таким общительным и жизнерадостным.

Катя: В натуре. На пользу мужику пошло.

Верич: Интересно, куда Люба смотрит?.. Ладно, трапеза окончена. Подъём!

Лиза: Вы идите, я вас догоню. Пирожков только Даньке куплю. Очень вкусные.

Уходят. Вслед им несётся заразительный Эллочкин смех. Занавес.

На авансцену выходит Лиза с пирожками. Её догоняет Пыхов.

Пыхов: Ох, Лизка! Не бережёшь ты фигуру (пытается её ущипнуть). Злоупотребляешь пирожочками.

Лиза (увёртывается): Тебе-то какая забота?

Пыхов: Склонность у меня, понимаешь, к эстетическому равновесию. Опасаюсь за дисгармонию в твоём организме. Вон Румянова, пирожки не ест и, вишь, какая тонкая да звонкая. Знай себе, хохочет! Или шеф её там за коленки хватает, как думаешь?

Лиза: Да иди ты!.. У тебя все мысли в определённом радиусе крутятся!

Быстро уходит вверх по лестнице.

Пыхов(посмеиваясь) Будто бы ваши мысли не на той же оси!..

Из-за кулис выходят Эллочка и Сполохов.

Сполохов: И тут дело принимает совершенно немыслимый оборот. (Проходят мимо Пыхова, как мимо пустого места) Представь себе: лес, пустынная просека… Осторожно…(Помогает Эллочке подняться по лестнице. Скрываются из виду. Слышен заливистый смех Эллочки)

 Пыхов: А наш-то! Талантливо загружает! А мне казалось, что этот домашний селезень уже не способен летать!..

Уходит за ними.

 

Сцена 8.

Занавес открывается. Лавочка у инженерного корпуса. Поблекший газон. На берёзке пожелтевшие, поредевшие листья. Возле клумбы ходит Лиза, собирает с цветов семена. Входит Эллочка, останавливается рядом.

Эллочка: Опять семена собираешь? Охота тебе с этим возиться!

Лиза: А вдруг в этот раз взойдут? На балконе в ящике посею… Всё ж веселей.

Эллочка: Может ты и права… Создавать себе настроение нужно самой.

Лиза: Ты в этом вполне преуспела.

Эллочка (смеётся) А что?

Лиза: Да то, что ваши взаимоотношения со Сполоховым последнее время наглядно выдаются. Уже народ замечает.

Эллочка: Завидуют.

Лиза: Чему завидовать? Мужик конкретно обременённый. На фига он тебе?

Эллочка: Интересно… (пожимает плечами, смеётся)  Он так смешно воспламеняется. Глаза горят, как у ребёнка перед заветной игрушкой… Мне его руки нравятся, такие мускулистые, сильные… А ты обращала внимание, как классно на нём джинсы сидят? Он совсем не старый. (Садится на лавочку, раскидывает в стороны руки, прогибается, запрокидывая голову, улыбается.) Я ему мир повернула другой стороной. Что он у вас тут был? Счастливый «живой труп».

Лиза: Ты что, влюбилась в него?

Эллочка (смеётся грудным голосом) Не знаю… Забавно просто.

Лиза: Но… у тебя же муж. Стаська малой…

Эллочка (резко поднимает голову) Так что ж? Мне на себе крест поставить? (через паузу) Муж… Я его не вижу почти. У него бзик: заработать бабки на машину. У отца есть «копейка» — не устраивает. Крутую ему подавай… А Стаська ещё ничего не понимает. Ему и с бабушкой хорошо. (Встаёт)  Пойдём. Ветер поднялся.

Лиза: Всё равно не понимаю. Муж нормальный. Не пьёт… Деньги зарабатывает. Чего ещё надо? Не понимаю. Странная ты.

Эллочка: Нормальная.

Уходят. Занавес.

 

Сцена 9.

На авансцене угол здания. Проходная предприятия. По ступеням из проходной выходит Сполохов. Внизу, заметно нервничая, ждёт его дочь Нелли.

Нелли: Папа, мне нужны деньги.

Сполохов: Вообще-то по этому вопросу — к маме.

Нелли: Мама ничего не понимает. У нас в субботу школьная дискотека. Мне совсем нечего одеть!.. У всех девчонок новые наряды. Я что, должна быть, как белая ворона?!.

Сполохов: Что за дискотека? Я первый раз слышу…

Нелли: Папа! Я сто раз говорила! У нас годовщина школы… Старшеклассники…

 Сполохов: И что сказала мама?

Нелли: У неё нет, видите ли, денег! Она говорит, что у меня хорошая джинсовая юбка. И почти новая розовая блузка. Ты видел эту розовую блузку? На кого я в ней похожа?

Сполохов: Нелли, ты перегибаешь. Тебе каждый месяц подавай новый наряд. Если мама говорит…

Нелли: Я так и знала! Ты ничего не можешь решить без мамы! Я хуже всех в классе одета. Наташке вы нашли деньги на новую шубку. Она вполне могла бы доносить мою.

Сполохов: Шуба — вещь необходимая. Наташенька постоянно простужается... Ей нельзя болеть…

Нелли: Только и слышно: Наташеньке нельзя болеть. Наташеньке — то, Наташеньке —это. Для вас, кроме Наташеньки, никого не существует! (Готова заплакать)

Сполохов: Неля! Ну, ты… глупость говоришь. Мы одинаково вас любим… Ну, хорошо. Я поговорю с мамой.

Нелли: Это бесполезно! Разве ты не понял, что я тебе сказала? Лучше и не заикайся об этом, опять начнёт орать.

Сполохов: Нелли, ты не должна так говорить о маме…

Нелли: А!.. Ладно… Всё ясно. Можешь не напрягаться! Пока!

Сполохов: Ну, погоди, Неля! Нельзя же так… Ну… сколько тебе нужно?

Нелли: Десять штук.

Сполохов: О! Почему так много?

Нелли: Цены такие, папочка. Или ты хочешь, чтобы я в «Sekend Hend» тряпки покупала?

Сполохов (вздыхает) Знаешь что... Вечером тебя устроит?

Нелли: О′кей!

Сполохов: Ты только маме…

Нелли: Само собой! Как рыба!

Сполохов собирается уйти.

Нелли (вслед): Пап, я тебя люблю!

Сполохов: Да ладно!..

Уходят. Занавес открывается.

Комната проектного бюро. Резцов пьёт кофе. Пыхов и Алексей играет в шахматы. Катя читает газету. Входит Сполохов, подходит к Резцову, говорит что-то ему тихо.

Резцов: Конечно… Да понимаю. (Достаёт портмоне, отсчитывает купюры)

Сполохов: Спасибо. До получки…

Резцов: Ну, какой разговор!..

Входят Верич, Лиза, Эллочка.

Верич: Катерина, ты почему в столовую не ходила?

Катя: Дорого стало. Я с собой взяла завтрак, перекусила. А то выплачивают «борщевые» — на полборща только и хватает!

Лиза: И не говори! Цены растут, а зарплаты не повышают.

Садится за свой стол, достаёт зеркальце, прихорашивается.

Звонит телефон у Сполохова на столе. Он берёт трубку, тихо разговаривает

 

Катя (читая газету): Прикалывает меня эта служба знакомств! «Девушка 34/151/75… Прикинь, колобок: при росте полтора метра — 75 килограмм!.. ждёт встречи с молодым Козерогом, не озабоченным детьми, умеющим мастерить своим руками. Что там ей надо «замастерить»? Или вот: «Женщина, которая оправилась от сердечных ран, желает новой любви!» Нормально? Мазохистка какая-то! «Поэт 49лет ищет стройную белокурую Музу до 25лет…»  Что железно: каждому стройную подавай! Сам, может, как тюлень, жиром заплыл, а — Музу ему! Женщины всё-таки с интеллектом пару ищут, а эти — исключительно молодую, красивую, изящную!

Пыхов: А кому нужна карга с навязчивым интеллектом?

Катя: Пыхов! Не о тебе речь!

Пыхов: А я и не претендую. Меня лично моя сдобная Галка устраивает.

Сполохов кладёт телефонную трубку, ищет на своём столе бумаги.

Сполохов (Пыхову): Собирайся, Евгений. Сходим в механический. Там вопросы по гидравлике в твоей работе.

Собираются, Пыхов берёт чертежи, рабочие инструменты. Уходят

Пауза. Работают, каждый за своим столом.

Верич: Девочки, идите посмотреть, какой  я подарок от нас Пыхову на новоселье купила. Пока он с начальником в цех ушёл.

Все вскакивают с мест, окружают Верич, которая открывает большую коробку.

Эллочка (разочарованно): Набор кастрюль? Что он — женщина?

Лиза: Неважно, всё в семью. Это его Галка заказывала. На новой кухне — новая посуда. Правильно.

Верич: Значит, в пятницу, все как один,  — к Пыхову на новоселье. Новый дом его тут недалеко, все знают.

Алексей: Я не смогу, у меня тренировка.

Верич: Никаких отговорок! Хозяйка будет готовиться, так что попрошу не огорчать!

Лиза: Говорят, квартирка — чудо! Два балкона, кухня — девять квадратов, обои приличные!..

Анна Яновна: Это последний дом, который построили на средства завода. Монолит будут закладывать уже на деньги собственников.

Лиза (с ужасом): Всё будут сами оплачивать? Да где ж такие деньги взять? Инфляция всё съедает… Так и загнёмся в коммуналке!

Эллочка: У вас, Анна Яновна, неверные сведения. В следующем квартале ещё один дом сдаётся. Туда четыре семьи молодых специалистов распределили. Вот этот, уж точно, — последний заводской дом.

Лиза: И ты в этот дом попадаешь?

Эллочка улыбается со значением, подтверждая.

           Ух, ты! Счастливая… Что ж ты молчишь?! Значит, ребята, у нас скоро ещё одно новоселье!

Эллочка: Погоди кричать (смеётся). Дай сначала получить.

                                        Пауза.

Эллочка (тихо у Лизы): А Сполохов пойдёт к Пыхову?

Лиза: Не знаю… Спроси у него сама. Вообще он нашим обществом пренебрегает. Бежит скорей к своей благоверной.

Звонит телефон  у Эллочки на столе.

Эллочка (берёт трубку): Слушаю!

Голос Сполохова: Эллочка, у меня на столе папка с кальками. Возьми и вынеси мне, пожалуйста. Я жду в сквере у нашего корпуса.

Эллочка: Хорошо (кладёт трубку).

Лиза: Что такое?

Эллочка: Да… по работе. (Набрасывает плащ, берёт со стола Сполохова папку, выходит).

Верич (у Лизы): Это Сполохов ей позвонил?

Лиза (пожимая плечами): Да вроде… Наверное, чертежи какие-то забыл.

Катя: Минуты без неё не может! Они уже как «Твикс — сладкая парочка»!

Резцов: Катерина, у тебя язык — что помело! Ты шестерёнку посчитала? Чем сплетни распускать, заканчивай быстрей чертёж. Завтра — последний срок сдачи.

Катя: Какие сплетни, Валерий Иванович? Это только слепой не увидит. Ясно, как божий день! Наш непогрешимый железный Сполохов припал на Эллочку. (Выглядывает в окно) Вон, выпорхнула из подъезда. Посмотрите, посмотрите сами, как она к нему вплотную подошла. (Женщины и Пыхов бросаются смотреть в окна.) Разве производственные вопросы решаются в такой непосредственной близости?

Верич: Действительно! Какое бесстыдство!.. Сама на него вешается! Дома муж, ребёнок… Мы такими распущенными не были!

Анна Яновна: Если хотите знать, в нашем отделе всегда какой-то вирус влюблённости витал! Сколько парочек за тридцать пять лет перед моими глазами прошло!..

Алексей (вполголоса): Так долго только  черепахи живут…

Анна Яновна: У одних, помнишь Таня, так далеко зашло, что пришлось им развестись: оба семейные были. Бросили всё и завербовались на север! Вот это любовь была!

 Верич: Безответственность это, а не любовь! В таких случаях больше всего детишек жалко.

Резцов: Пыхов, пойдем, покурим.

Выходят.

Катя (всё ещё у окна) Пошли куда-то. Медленно так... Голубки…

Лиза: Если завязывается служебный роман, значит что-то неблагополучно в семье…

Все оживлённо продолжают обсуждать тему.

Занавес.

На авансцене площадка, лестница на следующий этаж.

На площадку выходят Резцов и Пыхов. Закуривают.

Резцов: Неужели Виктора  и впрямь повело? Всегда крепкий, серьёзный мужик был.

Пыхов: Седина в бороду, а бес, известное дело… Куда?

Резцов (поморщившись): Ну, ты всё опошляешь… Главное, было б из-за чего. Ни кожи, ни рожи. И тощая — соплёй перешибёшь. Да пустозвонная, по всему видать… Ну скажи, Евгений, может здесь быть настоящее чувство?

Пыхов: Да какое чувство? Мужик всю жизнь на диете. А тут… Весёленькое, молоденькое, само в руки идёт!

 Резцов: Знаешь, мы с Виктором с юности дружим, со студенческих лет. Жену его хорошо знаю. Замечательная женщина, хозяйка прекрасная. Умный, надёжный человек. Они уже шестнадцать лет вместе. Дочки у них чудесные…

Пыхов: Бывает…

Резцов: Что «бывает»? Можно ли всем этим так бездумно рисковать?

Пыхов: Да чего рисковать? Ну, сходит налево и вернётся «на круги своя»!.. Я Любу его тоже немного знаю. Пару лет работали вместе. Ничего не скажу, порядочная женщина, строгая. Не красавица, конечно… Ну… обыкновенная.

Резцов: А Румянова? Что в ней особенного? Пустая, легкомысленная.

Пыхов: Лёгкая она, понимаешь? И не дура, уж поверь! Сполохова жена хорошо к рукам прибрала. На коротком поводке всегда. Чуть что — к ноге!..

Резцов (бросая в урну окурок): Ладно. Пойдём. Не хочу я это обсуждать.

Пыхов (следуя за ним) Сорвался мужик от такой безнадёги. На службе жмут, дома – жмут…

Уходят.

 

Сцена 10.

Открывается занавес. Сквер возле корпуса. Лавочки. Пёстрые увядающие клумбы. Сполохов ждёт, улыбается Эллочке издалека.

Она подбегает к нему, останавливается ближе, чем диктуют приличия.

Сполохов: Погода бесподобная! Последний всплеск бабьего лета. Грех в такой день в комнате сидеть.

Эллочка: Вот чертежи.

Сполохов (берёт у неё папку, тихо смеётся): Чертежи — это для конспирации. Забудь. Я тебя специально вызвал.  Давай пройдёмся… Тепло так… Тихо. Никакая работа на ум не идёт. Я Пыхова проинструктировал и отправил. Ничего, разберётся… Смотри, рябина уже красная! (Дотягивается до ветки, срывает гроздь, смотрит её на свет) Какая красота! Природа мудра в своём разнообразии… Держи.

Эллочка принимает дар обеими руками, подносит к лицу, вдыхает аромат, смеётся.

Эллочка: Пахнет солнцем…

Сполохов: Необыкновенная в этом году осень! Дни летят так быстро. Нам всё недосуг остановиться, посмотреть вокруг. Будничные заботы пригибают нас. Чем заняты наши мысли? Как заработать на лишний кусок колбасы? Что в первую очередь: купить жене пальто или дочке сапоги? А может затеять, наконец, ремонт жилья: уже восемь лет в квартире ничего не делается. Каждый отпуск мы «вкалываем» на даче. Я уже забыл, когда мы ездили отдыхать. А жизнь уходит… Мы экономим на питании, на одежде, на удовольствиях,  а самое бесценное — время, мы тратим бездумно. А судьба не даёт фору. Наш Создатель, в сущности, предельно скуп.

Эллочка: «Не надо ждать милости от природы…»

Сполохов: Да, да… «Взять её — наша задача». Но не каждый приучен брать, ничего не отдавая взамен. Всё должно быть в гармонии. Я не понимаю новой породы стяжателей, которая процветает в последнее время, тех, что гребут и гребут под себя, и им всё мало. Один дворец, другой… Машина, вторая, третья, ещё роскошней… Яхта! Вилла на лазурном побережье! Ещё! Ещё! Разве они не понимают, что конец у всех один? На тот свет с собой не заберёшь.

Эллочка: Такова натура человеческая. Пресытиться невозможно.

Сполохов: А мне кажется, всё зависит от человека, от его нравственных качеств.

Эллочка: Но ведь нередко случается так: мы выбираем честного достойного человека, доверяем ему свой голос, делегируем в область, в столицу. И что же? Проходит полгода-год, и этот бессребреник превращается в такого ловкого ненасытного хапугу, в лицемерного бюрократа с замашками вельможи…

Сполохов: Временщики… Вот они как раз чувствуют, что им отведено слишком мало и спешат. Их трудно распознать изначально под благопристойной личиной… А ты, Эллочка, проницательная? Есть у тебя дар разбираться в людях, читать их мысли?

Эллочка: Без проблем! (Смеётся, вспрыгивает на лавочку, протягивает над Сполоховым руки). Не двигайтесь! Сейчас, исследуемый Сполохов, я буду сканировать содержимое вашего потаённого сознания…

Сполохов (тоже смеётся) Ни за что! Я не поддаюсь гипнозу! Мои тайные помыслы под семью замками.

Эллочка: Опытному взломщику ничего не стоит подобрать к каждому из них свой ключик.

Сполохов (подходя к ней ближе): Как же опытному взломщику это удаётся?

Эллочка: Одно волшебное слово (Эллочка задумчиво приближает к лицу Сполохова гроздь рябины) — и замочки сами открываются!

Сполохов пытается, шутя, схватить гроздь зубами. Эллочка неожиданно спрыгивает со скамейки, Сполохов едва успевает подхватить её.

Сполохов (не выпуская её из рук) Ты такая юная, озорная… Проказница. Я чувствую между нами пропасть.

Эллочка: Когда вырастают крылья, разве страшна тогда самая глубокая пропасть?

Сполохов теряется, не знает, что ответить, смотрит на часы.

Сполохов: Надо идти. Пыхов, наверное, уже вернулся из цеха.

 

Медленно идут в сторону корпуса.

 

Сполохов: Эллочка, сколько лет твоему сынишке?

Эллочка: Четыре.

Сполохов: Ты рано вышла замуж… Можно… я спрошу. Ты счастлива?      

Эллочка: Счастье — это эфемерная субстанция. Я уже большая обезьянка. (Смеётся) Когда я вышла замуж, я перестала верить в сказки.

Сполохов: Жизнь человеческую, как и историю, невозможно перекроить заново. Мы как будто всё время идём наощупь, с завязанными глазами. Если бы знать, к чему приведёт тот или иной шаг… Впрочем, когда идёшь по краю обрыва, вероятность оступиться очевидно велика.

Эллочка: Чрезмерно рассудительный человек редко держит удачу за хвост. Да, Сполохов, трудно в вас распознать кота, способного таскать каштаны из огня. (Смеётся. Убегает.)

 

Он, прибавляя шаг, уходит за ней.

Занавес.

 

 

Сцена 11.

Новая квартира Пыхова. Новоселье.  На первом плане слева балкон. Справа сзади видна комната. В комнате накрыт стол, одна сторона которого выдаётся на правый передний план. Сзади стола видна дверь в смежную комнату. Музыка. За столом Пыхов с женой, Сполохов рядом с Эллочкой, Лиза, Верич, Резцов, Анна Яновна, Катя. Алексей.

Верич: Можно мне? (Поднимается) Женя, Галя, нет слов! Вы счастливчики! Столько лет ждать и, наконец, подарок судьбы! Когда большинству других уже не светит государственная квартира, вам организация вручает счастливый ордер!.. Мы все рады за вас и желаем, чтобы это был не просто дом, а полная чаша! Благополучия и мира вашей семье в этих  стенах!

Пыхов: Ура! (Поднимает бокал) Пьём до дна!

Оживление за столом, пьют, закусывают. Встаёт Алексей, включает громче музыку.

Алексей: Нельзя так обжираться! Давайте танцевать!  (Приглашает Катю).

Резцов приглашает Лизу, Сполохов – Эллочку, танцуют.

Верич выходит на балкон, закуривает. На балконе полумрак, свет пробивается из комнаты. Лизу перехватывает Пыхов, Резцов выходит на балкон.

Резцов: Вот ты где!.. Какой вид отсюда! (Опирается на перила балкона рядом с Верич) Повезло Пыхову! Такая квартира!

 Верич: Причём тут Пыхов! Это Галка у него пробивная. И не последний человек в завкоме.

 Резцов: Что-то ты сегодня не в духе… Грустная какая-то. Здорова ли, Таня?

Верич: Что мне сделается!

Резцов: Дома в порядке?

 Верич: Одна в четырёх стенах… 

                                                        Пауза.

                Видишь, что делается? Весь вечер от неё не отходит… Помнишь, как я по нему убивалась? Неля ещё маленькая была. Что только не делала, чтобы он на меня внимание обратил! Сколько лет себя изводила… Лишь пальцем помани. А он … каменный. Только семья! Однолюб, думаю, хренов! И смирилась… Знаешь, какие ко мне мужики клеились? Нормальные… С положением. А я, как с ним сравню — меня от них воротит. Весь цвет свой бабий на него извела!  И вот, поди ж ты! Втюрился, как дурак! А что в ней?.. Разве ж у меня такая фигура была?

Резцов: Ты и сейчас – ягодка, хоть куда! (Пытается приобнять)

Верич: Да брось, Валера! Молодость ушла, и красота с ней!..

Пыхов зажигает на столе две свечи, кто-то тушит свет.

Пыхов: Белый танец! Девочки, приглашайте кавалеров!

Резцов: Пригласи меня, потанцуем.

Верич: Не хочется…

В комнате танцуют Эллочка со Сплоховым, Лиза с Алексеем, Пыхов с женой.

Сполохов прижимает к себе Эллочку, низко наклоняется к её лицу.

Верич: Пойдём лучше выпьем!

Возвращаются к столу. Танец заканчивается. Включают свет. Сполохов выходит в соседнюю комнату. Эллочка присаживается к столу. Пыхов вносит самовар, Галина большой торт.

Пыхов: Самовар кипит, кто хочет чай пить?

К Эллочке подсаживается Зеленковская.

Анна Яновна: Я, пожалуй, выпью чаю и пойду. Поздно уже. Эллочка, не в службу, а в дружбу, отрежь мне тортика.

Эллочка: Я тоже на сладкое перейду. Очень соблазнительно торт выглядит.

Наливают чай, берут торт. На дальнем конце стола Пыховы, Верич, Резцов, Лиза. Катя с Алексеем танцуют.

Галина: Давайте споём!

Запевает.

Отцвели уж давно хризантемы в саду…

Верич, Резцов, Лиза подхватывают. Катя и Алексей выходят на балкон.

 

Анна Яновна (Эллочке): Ты правильно делаешь. Что толку, что я всю жизнь за мужем тряслась! Всё равно ушёл к другой. Дети выросли, разъехались. Одна на старости лет. Никому не нужна. Жизнь прошла, и вспомнить нечего!..

Допивает чай, поднимается.

Пойду я потихоньку. Утомительны уже для меня такие праздники…

Эллочка провожает её, помогает одеться.

Скажу тебе на прощание, детка: если нельзя, но очень хочется, то… можно.

Уходит. Эллочка озадаченно возвращается к столу, смотрит украдкой, не слышал ли кто слова Зеленковской. Катя с Алексеем подсаживаются к торту, о чём-то споря. Наливают чай. На дальнем конце стола поют. Входит Сплохов, садится рядом с Эллочкой.

Сполохов: Какой забавный сынишка у Пыховых! Такие вещи из обыкновенного конструктора мастерит! Растёт Евгению смена! Жаль, у меня сына нет.

Эллочка: Чай будешь?

Сполохов: К чёрту чай! (Понижает голос) У меня и так внутри всё пылает. Выйдем на балкон, проветримся.

Выходят на балкон.

Сколько звёзд! Красота! Эллочка, ты можешь вообразить наше место во вселенной? 

Эллочка (смеётся) Смутно.

Сполохов: Невероятно! Мы — две пылинки по каким-то непостижимым законам галактики оказались рядом! Эллочка, что со мной происходит! Голова горит… (берёт её руку, прислоняет себе ко лбу) Ты чувствуешь?.. Какие нежные у тебя пальчики! (Принимается целовать её руку) Тебе кто-нибудь говорил, как ты красива?

Эллочка: Никто…

Сполохов: Ты потрясающе красива! (Обнимает её, погружает лицо в её распущенные волосы) Я ни у кого не видал таких волос!

Эллочка запрокидывает назад голову, закрывает глаза. Сполохов наклоняется к ней, страстно целует шею, губы.

Эллочка: Увидят…

Сполохов: Мне уже всё равно!.. Не могу… Не могу больше. Давай сбежим отсюда.

 Эллочка: Давай!

Сполохов: Выходи потихоньку… и жди меня…  внизу…

Эллочка: Хорошо…

Сполохов: Нет, погоди! Нет сил отпустить тебя … Ещё один поцелуй…

В комнате слышится какое-то оживление. Эллочка обеспокоено оглядывается.

Эллочка: Я иду. Выходи скорей. (Уходит).

Сполохов (Проводит рукой по лицу) Силы небесные… Что я делаю? Что я делаю!

Стоит с минуту в смятении. Уходит.

Занавес.

 

Действие 2.

 

Сцена 1.

 

Кухня в квартире Сполоховых. Виктор сидит за столом. Люба наливает в чашки чай.

Люба: Вчера на родительском собрании нашу опять склоняли. Две тройки в четверти. Прилежание — ноль. Дерзит учителям. Какие-то группировки у них. На прошлой неделе Неля с девочкой из класса подралась. Я в ужасе.

Сполохов: Переходный возраст. Пройдёт.

Люба: Все мысли только о мальчиках и о нарядах. Опять новый свитер купила. Говорит, не буду я эту китайскую кофточку носить. Все одинаковые, как инкубаторские. Зачем ты ей потакаешь, деньги даёшь?..

Сполохов молча ест.

Люба: Я сегодня у Максимовны опять десять тысяч заняла. В школе по пятьсот рублей собирали, сосисок купила, бутылку масла, сахар — так, по мелочи, осталось две двести всего… Витя, о чём ты всё время думаешь?    

Сполохов (рассеянно поднимает голову): Что?

Люба: Говорю, у Максимовны заняла

Сполохов: Чего ты от меня хочешь? Со мной студенты за чертежи рассчитаются — вернём!

Люба: Что ты  кричишь?

Сполохов: Ноешь и ноешь… (Бросает вилку). Опять эта тушёная капуста! Что, нельзя что-нибудь другое приготовить?

Люба (обиженно): Было б с чего… Картошку экономлю, только на первое.

Сполохов отодвигает тарелку. Пьёт чай.

Бери сухарики. Вкусные, с маком.

Пауза.

Тебе ничего нельзя сказать…

Сполохов: А ты не талдычь одно и то же.

Поднимается из-за стола, смотрит на часы, подходит к окну, задумчиво смотрит в окно. Люба собирает со стола, моет посуду.

Люба: Поиграй с Наташенькой. Она скучает по тебе.

Сполохов: Поиграю… (Одевает куртку).

Люба: Ты куда?

Сполохов: Пойду, картошки куплю…

Люба: Поздно уже. Где ты её купишь?

Сполохов уходит.

Занавес.

Авансцена. Выходит Эллочка. Смотрит куда-то вдаль. Неторопливо прохаживается взад- вперёд. Выбегает Сполохов.

Сполохов (Взволнованно): Думал,  ты уже не придёшь…

Эллочка: Трудно было вырваться.

Сполохов: Золотая моя… (Обнимает) Идём.

Уходят.

 

 

Сцена 2.

 

Проектное бюро. Все на местах, кроме Зеленковской. Входит буфетчица.

Буфетчица: Жареные пирожки. С картошкой, с капустой.

Верич, Лиза, Катя, Пыхов и Алексей с оживлением окружают буфетчицу,

покупают пирожки. Буфетчица получает деньги, берёт поднос с пирожками, выходит, за кулисами слышится её голос: «Горячие пирожки!»

Лиза: Чайник закипает. Таня, у тебя есть заварка? Забыла принести…

Верич: Возьми. (Подаёт упаковку с чаем).

Катя: Я вчера от верного человека слышала, что у нас намечается грандиозное сокращение. Каждого десятого выгонят. Говорят, в первую очередь пенсионеров будут увольнять.

 Верич: А ты думаешь, чего Анна Яновна в отпуск ушла? Ей сказали, после отпуска уже не выходить. Представь, до полных тридцати пяти лет ей полтора месяца стажа не хватает. Она ходила к Валкову, плакала, просила дать ей доработать. Отказал.

Алексей: Ну и правильно! Сколько можно сидеть? Молодым рабочих мест не хватает.

Эллочка: В самом деле, чего за эту работу цепляться? Копейки платят… Заработал пенсию и иди отдыхай!

Лиза (отхлёбывая горячий чай): Попробуй на эту пенсию прожить. Да ещё платят нерегулярно. А устроиться куда-нибудь подрабатывать — нереально.

Катя: Что им, пенсионерам, на дискотеки ходить? Шмотки крутые не покупать. На косметику не тратиться. На хлеб, молоко хватит!

Лиза: А лекарства, какие дорогие стали!

Верич: Это что! В сварочном отделе пенсионеров нет, так у них по живому режут. Девчонка из декретного только вышла, её тут же под сокращение! Дескать, ребёнок болеть будет — всё равно не работница!

Лиза: Да, у кого дети, тем сейчас труднее всего. На эти пособия, что платят — леденец на палочке не купить, не то, что ребёнка вырастить!

Пыхов: Интересно, Зеленковская «отходную» ставить будет?

Верич: Кому — что! Она когда на пенсию выходила, тебя в ресторан водила? Что тебе ещё надо?

 Катя: Во, времена были! Люди могли себе позволить ресторан…

Верич: Вообще-то, сувенир на память стоит купить, как думаете?

Лиза: У меня денег нет, сразу говорю.

Алексей: Между прочим, оклад Зеленковской должны разделить остальным сотрудникам.

Резцов: Теперь никто никому ничего не должен. Всё на усмотрение начальства.

Верич: Нет. Половина оклада остаётся в подразделении.

Пыхов: Это хорошо, но мало.

 Лиза: Пыхов, тебе всё мало! Только что квартиру бесплатно получил!

Пыхов: Я эту квартиру кровью и потом заработал!

 Лиза: Надорвался, блин!

Входит Валков.

Пал Палыч: Ребята, вот на ваше бюро талоны на китайские товары. Разделите по справедливости. (Отдаёт Сполохову, выходит.)

Сполохов: Татьяна Юрьевна, займитесь вы этим делом, у вас хорошо получается.

Верич берёт у Сполохова талоны. Все, кроме Эллочки и Сполохова, вскакивают с мест, окружают Верич, всеобщее возбуждение.

Лиза: А что на этот раз?

Верич: Комплекты постельного белья, пледы, полотенца.

Пыхов: Чудненько! То, что надо!

Катя: Мне нужен плед!

Лиза: Всем нужен!

Верич: Спокойно, сейчас разберёмся.

Пыхов: Давайте жребий тянуть!

Резцов: Да погоди ты! Может на всех хватит. Я лучше полотенца банные возьму.

Среди общего шума Эллочка и Сполохов,  улыбаясь,

влюблено смотрят друг на друга.

Занавес.

 

Сцена 3.

Комната в общежитии. Эллочка сидит в кресле, подправляет маникюр. Егор Румянов за столом ужинает.

Эллочка: Ты сегодня раньше…

Егор: Раствор не завезли. Уже на шестом этаже должны были пол заливать. Спешат, к Новому году сдать. В первой свечке уже столярку полностью поставили.

Эллочка: Хорошо бы к Новому… Уже достало это убожество. Светка с Раисой снова из-за плиты на кухне поцапались. Хрумов вчера весь вечер Люську гонял.

Егор: Опять нажрался?

Эллочка: Это его привычное комфортное состояние.

Егор: Стасик как?

Эллочка: Всё хорошо. Мама его спать укладывает.

Егор допивает чай, ложится на диван, включает телевизор. Эллочка подходит к окну,     задёргивает штору, смотрит на часы, снова садится на кресло, раскрывает журнал.

Егор: Опять наши ослы продуют. Уже второй период, а ещё не размочили.

Пауза.

Егор дремлет.

Голос из коридора: Румянова, к телефону.

Эллочка выходит. Авансцена. Телефон на стене. Эллочка подходит, берёт трубку.      

Эллочка: Алло!

Голос Сполохова: Эллочка! Это я… У тебя всё в порядке?

Эллочка: Да…

Голос Сполохова : Ты не вышла. Я тревожусь…

Эллочка: Не получилось.

Голос Сполохова : Муж дома?

Эллочка: Да…

Голос Сполохова : Я понимаю, ты не можешь говорить… Я… скучаю…

Люблю, слышишь?

Эллочка: М-мм…

Голос Сполохова : Молчи, ничего не говори… Просто вспомни обо мне, когда будешь ложиться спать.

Гудки. Эллочка кладёт трубку. Прикладывает ладони к горящим щекам. Немного успокоившись, возвращается в комнату.

Егор: Кто звонил?

Эллочка: С работы…

Егор (с шутливым подозрением): Очередной поклонник?

Эллочка (Смеётся) Ты ещё к Хрумову приревнуй! Он меня как в коридоре встретит, так и зажимает. (Смеётся) Неотразимый мачо!

Егор ( Грозно поднимаясь): Всё! Хрумов – не жилец! (пытается сгрести жену). Пойдём спать!

 Эллочка: Отстань, Румянов! Я ещё КВН буду смотреть!

Голос комментатора с телевизора: Го-ол! (Шум ликующих трибун)

Егор: Ёжкин корень! Размочили! Такую комбинацию прозевал!

Возвращается к телевизору. Эллочка садится на кресло, берёт журнал

Занавес

 

Сцена 4.

Проектное бюро. Конец рабочего дня. Все на местах. Лиза подкрашивается.

Катя: (Разгадывает кроссворд): Рыба из семейства осетровых, начинается на «с», заканчивается на мягкий знак.

Лиза: Сельдь.

Катя: «Сельдь» — из семейства осетровых? Восемь букв.

Алексей: Стерлядь.

Катя: Точно! Стерлядь… Какое-то неблагозвучное слово. И за что так рыбу назвали?... Тогда по вертикали — арбалет…

Верич: Вчера в «Океане» рыбный фарш взяла. Котлеток навертела. Недорого и вкусно получилось.

Лиза: А что ты  в фарш добавляла?

Верич: Лука побольше, пару зубчиков чеснока…

Пыхов: Как конец дня — так о еде! Что у вас за изощрённая пытка?

Лиза: Пыхов, отвянь! (Подходит к Верич с карандашом) Дай запишу. Сколько фарша?.. Вечно проблема, чем их кормить…

Катя: Ежегодно больше денег тратится на алкоголь и сигареты, чем на … жизни. На что?

Алексей: На уровень жизни.      

Катя: Нет. Одиннадцать букв. Последняя «е».

Алексей: Обеспечение.

Катя: Обе-спе-че-ние. Очень может быть…

Резцов: Лёша, ты уже выключил компьютер?

Алексей: Да. А что?

Резцов: Не нахожу одну спецификацию.

Алексей: Завтра, Валерий Иванович. Мне сегодня на тренировку.

По радио сигнал часов. Все начинают складывать сумки, одеваться.

Сполохов: Элла! Задержись, пожалуйста. (Подходит к столу Румяновой с бумагами) Это срочная работа. Надо закончить сегодня.

Сотрудники один за другим уходят, попрощавшись.

Сполохов (Присаживаясь рядом с Эллочкой, кладёт ей на руку ладонь). Эллочка, слава Богу, все ушли. Это выше моих сил: быть всё время вблизи и не сметь дотронуться до тебя (протягивает руку к её волосам).

Распахивается дверь, влетает Катя, Сполохов отдёргивает руку, Эллочка впивается глазами в компьютер.

Катя: Извините, зонтик забыла!

Подходит к своему месту, берёт зонт, уходит.

Сполохов и Эллочка смеются, глядя друг на друга.

 

Сполохов: Ты сегодня так соблазнительна…(Обнимает  за талию) Да оставь ты эту работу! (Припадает губами к её шее) О! Этот запах! Почему я до сих пор не сошёл с ума? Или сошёл?

Тихо смеётся. Эллочка смотрит на него, склонив голову.

Эллочка: Наверное, сошёл…

Сполохов: Ты моя мучительница! (Встаёт, притягивает её к себе) Я весь день только и думаю об этой минуте… Непостижимая, умопомрачительная! Начинает неистово целовать её. Эллочка отвечает на его поцелуи. Неслышно, озабоченная своими делами, входит уборщица с ведром и шваброй. Неожиданно она появляется из-за кульмана, видит влюблённую парочку, от удивления и испуга роняет швабру, та с треском падает на пол. Сполохов и Эллочка в ужасе отскакивают друг от друга. Сполохов тяжело дышит, Эллочка поправляет причёску. Уборщица поднимает швабру, делает вид, что ничего не произошло, начинает спешно протирать пол, напевает себе под нос. Наконец она уходит.

Сполохов (сердито): Чёрт возьми! Принесла её нелёгкая!

Эллочка: Боишься, что скажут?..

Сполохов (Вспылив): Да ничего я не боюсь!.. Не боюсь. Но это невыносимо. Я так не могу. Нам надо устроить где-то место встреч.

Эллочка: Я, что ли, должна устраивать?

Сполохов: Эллочка! Ну что ты говоришь… Прости. Любимая… (Обнимает её, целует руку) Я что-нибудь придумаю. Боже мой… Как я тоскую по тебе. Солнышко моё. Жизнь моя…(Целует всё настойчивее, усаживает к себе на колени. Эллочка позволяет целовать себе шею, запускает пальцы в его шевелюру, повизгивает от удовольствия)

Занавес.

 

Сцена 5.

Сквер возле инженерного корпуса. Листья с деревьев и кустарников почти облетели, цветы на клумбе пожухли. На лавочке сидит  Резцов. Выходят Сполохов и Эллочка, идут, не спеша, по аллее, тихо разговаривают, Румянова раскрепощена, как женщина, не сомневающаяся, что она хороша и любима.

Резцов: Виктор! На минутку…

Сполохов извиняется перед Эллочкой, нехотя подходит.

Сполохов: Ты что не видишь, я не один?

Резцов: Отлично вижу. Сядь. (Сполохов садится рядом).  Виктор, ты потерял всякую осторожность. О ваших отношениях с Румяновой все только и говорят!

Сполохов: Мне всё равно (Смотрит вслед медленно удаляющейся Эллочке.)

Резцов: Что ты в ней нашёл? Полторы извилины, и те…

Сполохов: Не смей говорить о ней плохо! Ты даже не представляешь, какая это девушка!

К Эллочке подходит Игорь Бутенко. Они  так же, не торопясь, возвращаются по аллее.

Сполохов: Я только сейчас начинаю жить, чувствовать. Раньше я пребывал в анабиозе. А! Ты не сможешь понять…

Эллочка и Бутенко приближаются. Голоса говорящих на лавочке приглушаются, а разговор молодых людей становится слышнее.

Игорь: Что это за ветхий мен, что прилип к тебе, как банный лист? Что ему от тебя надо?

Эллочка (смеётся) Это мой начальник.

Игорь: Старый сладкоежка! Ему не мешало бы купить слюнявчик. Как он на тебя смотрит, как бы не поперхнулся слюной…

Эллочка: Прекрати!

Дойдя до края аллеи, они останавливаются.

Игорь: Ты только скажи, я живо наутюжу ему лацканы!

Эллочка (насмешливо): Ты мне не муж и не любовник, твоя помощь здесь неуместна.

(Поворачиваются и медленно идут в обратную сторону, их голоса постепенно удаляются)

Игорь: Эллочка, ты знаешь, один твой взгляд расколол моё сердце, как кокосовый орех…

Голоса их становятся неслышными.

Сполохов: Этот хлюст постоянно увивается вокруг неё. Я теряю рассудок, когда это вижу! Что он ей «заливает»? Почему Эллочка смеётся? Она такая молодая… беспечная…

Резцов: Ветреная, беспутная!

Сполохов (не слыша Резцова): Он взял её за локоть…

Резцов: Виктор, ты пропадёшь с ней. Я должен тебя предостеречь…

Сполохов: Поздно, друг. Я не могу… (Встаёт.) Я иду к ней.

Резцов (вслед): Ты смешон!..

Эллочка, видя, что Сполохов приближается, прощается с Бутенко, быстро подходит к Сполохову.

Сполохов: Извини. Вечно у Резцова проблемы…

Выходят на авансцену.

                  (С укором) А тебя невозможно оставить одну…

Эллочка (смеётся): Не оставляй!

Уходят. Занавес.

Сцена 6.

В стороне подъезд семейного общежития. Сполохов и Эллочка никак не могут распрощаться. Из подъезда выходит Румянов.

Эллочка: Мой муж… Чего это он был дома?

Сполохов: Ну, я исчез. (Незаметно пожимает ей руку, уходит).

Егор: Что это за хрыч с тобой разговаривал? Радостный, будто уже всё получил.

Эллочка: Что получил?

Егор: Большой кусок от жизни. Вечно вокруг тебя кто-нибудь облизывается.

Эллочка (Смеётся): А как ты хотел, красивую жену иметь?.. Ты куда?

Егор: Догадайся с трёх раз.

Эллочка: На стройку?

Егор: Угадала. Забегал свитер поддеть. Там уже колотун, как в космосе.

Эллочка: Ну, давай! Трудовых подвигов!

Егор: Пока! (Целует в щёку, уходит)

Эллочка поднимается в подъезд.

Сцена 7.

Раннее утро. Проектное бюро. Комната пуста. Входит Лиза, садится на своё место, начинает подкрашиваться.

Из соседней комнаты (архива) выходят Сполохов и Эллочка.

Лиза: Ой, я думала, что первая пришла. За номерком к зубному заходила. В шесть тридцать уже возле поликлиники была…

Сполохов выходит.

Эллочка: Ну что, достала номерок?

Лиза: К Ницману.

Эллочка: Повезло.

Лиза (Поворачивает к Эллочке зеркало): У тебя помада размазалась.

Эллочка: Спасибо. (Достает платок, вытирает)

Лиза: Как твой дом? Сдадут к Новому году?

Эллочка: Обещают.

Лиза: Ты там должна сколько-то часов отработать, я слышала.

Эллочка: Я? Ты посмотри на меня. Какой с меня прок на стройке? У меня Егор там работает.

Лиза: Молодец у тебя муж: на рынке целый день, ещё и на доме пашет…

Где таких мужей дают?

Эллочка: (Смеётся) В институте сам прилип.

Лиза: Вы что с ним —  ровесники?

Эллочка: Нет, он на два года старше, после армии поступил… Да он мне не нравился совсем. Рыжий, весь в волосах, как орангутанг. Дуб, дуб,  я —  Берёза. Сколько учился —  столько и вопрос стоял об отчислении. Он меня почти военной стратегией взял.

 Лиза: Это как?

Эллочка: Тривиально. У нас сразу после Нового года зачёт должен был быть. Домой уезжать — не было смысла, а он местный. Пригласил вместе отпраздновать. Сказал, родители будут, сестра с мужем.

Лиза: Наврал?

Эллочка: Само собой. Прихожу —  мы вдвоём. Деваться некуда. Там всё и случилось. Я ещё дура неопытная была, сразу же и залетела.

Один за другим стали приходить сотрудники. Вернулся Сполохов.

Начался обычный трудовой процесс. Готовится к сдаче очередной проект.

Верич: Это невозможно! В каждом чертеже масса ошибок! Элла, ты сама хоть смотришь, что выдаешь? Это же элементарно! (Бросает Румяновой чертежи).

Сполохов: В чём дело, Татьяна Юрьевна? Что за буря эмоций?

Верич: Тут один номер чертежа, в спецификации другой! Марка стали взята с потолка, не говоря уже о несоответствии масштаба… Надо же быть хотя бы немного внимательней! Послезавтра срок сдачи, а мы никак не сведём концы с концами!

Катя: И я не могу закончить детальную: чертежей не добьёшься!

Сполохов: Ничего страшного. Человек работает недавно, не всё сразу получается.

Верич: Я не прошу звёзд с неба…

Сполохов: Татьяна Юрьевна, не устраивайте скандал! Будьте корректнее, ваша задача помочь, а не спускать Полкана…

Верич (сердито): За сроки Валков с меня спросит…

Румянова быстро исправляет ошибки, возвращает чертежи Верич. Сполохов выходит.

Эллочка: Дело выеденного яйца не стоит. Вы бы поберегли свои нервные волокна, Татьяна Юрьевна!

Верич: Без твоих советов обойдусь! Ты думаешь, как фаворитка, так тебе всё дозволено?

Эллочка (смеётся) Закройте рот, у вас из головы сквозит!

Все бросили работу, открыв рты, Алексей засмеялся. Верич вскакивает, подбегает к Румяновой.

Верич: Ах ты!.. (Задыхается от возмущения.)

Резцов: Таня, успокойся! (Подходит к Верич, пытается увести её на место)

Верич: Соплячка!.. Мерзавка!..

Эллочка (Поднимаясь, убийственным тоном) А это уже статья. Напрасно… ох, напрасно вы так разволновались, Татьяна Юрьевна! (Выходит из кабинета)

Возмущение охватывает сотрудников, Лиза подбегает к Верич, помогает Резцову усадить её на место.

Пыхов: Вот тебе и Эллочка!

Верич: Главное, за что? За мою же ответственность! За то, что болею за работу!.. (Чуть не плачет)

Лиза: Чего ты так завелась! (берёт стакан, капает валериану). На, выпей!

Катя: Это ты её уела намёком на её «лямуры» со Сполоховым. Ишь, не понравилось!

 Лиза: Ой, не надо было обзываться… Как бы чего…

Пыхов: Да куда она денется! Выйдет пар и сядет на одно место!

Катя: Не-ет! Я таких стервозных знаю!..

                  Входит Сполохов, замечает, что нет Румяновой.

 Сполохов: Где Румянова?

Алексей: Вся вышла.

Сполохов: Что здесь произошло? Кому плохо? Почему валерианкой пахнет?

Резцов: Не беспокойся, не Румяновой.

Катя: Всем хорошо.

Входит Румянова. Кладёт на стол Сполохова заявление.

Эллочка: Виктор Борисович, подпишите, без содержания до конца дня.

Сполохов встревожено смотрит на неё, но подписывает заявление. Эллочка одевается в полной тишине, берёт сумку, выходит с гордо поднятой головой, не прощаясь.

Занавес.

Авансцена. Входит Эллочка. За ней выбегает Сполохов.

Сполохов: Эллочка, объясни, что случилось? Ты меня пугаешь!

Эллочка: Ничего. Всё замечательно.

Сполохов: Почему ты решила уйти?

Эллочка: Захотелось прогуляться. Погода хорошая.

Сполохов: Я сейчас оформлю заявление и пойду с тобой.

Эллочка: Как хочешь…

Сполохов (Берёт её за руку) Хочу. Жди меня на остановке. Я быстро. Подождёшь?

Эллочка улыбается, поводит плечом.

Я – мигом.

Расходятся в разные стороны.

 

 Сцена 8.

Кухня в квартире Сполохова. Люба готовит у плиты. Входит Сполохов.

Люба: Наконец-то! У Наташи снова температура, одышка. Пришлось врача вызывать. Я звонила тебе на работу, сказали, домой пошёл.

Сполохов: Почему домой? Дела у меня были.

Люба: Какие дела? Всё позже и позже домой приходишь…

Сполохов: Мне что, отчёт тебе написать?

Люба отворачивается, начинает собирать на стол. Сполохов выходит, через минуту возвращается.

                Уснула. Лоб влажный. (Садится за стол) Что врач сказал?

Люба: Бронхит. Говорит, в областную больницу опять надо лечь на обследование.

Сполохов: Надо, значит ложитесь. (Подвигает к себе тарелку, начинает есть.)

Люба: Ты так говоришь, будто тебя это совсем не касается…

Сполохов: То есть?..

 Люба: Будто тебе всё безразлично. Что с тобой происходит? Ты очень изменился, Витя.

Сполохов: Устал. Просто устал.

Люба садится за стол, пьёт чай. В прихожей хлопает дверь.

Люба: Неля пришла. (Понижает голос) У неё новая мания: хочет татуировку на плече сделать.

Сполохов: Чего?!

Люба: Поговори с ней, запрети.

Входит Нелли.

Нелли: Хелло, родители! Есть хочу, как питон со спячки. О, пельмешки!

Усаживается ужинать.

Пауза.

Сполохов: Как успехи в школе, дочка?

Нелли: Спроси что-нибудь поинтересней.

Сполохов: Например, что за  блажь разукрасить себя клеймом?

Нелли: Уже нажаловалась… Какое клеймо? Красивое тату. Сейчас модно. Все делают.

Сполохов: На зоне.  

Нелли: Какие вы дикие! (Бросает вилку) У меня своего, что, совсем нет? Хотя бы своей кожей я могу распоряжаться?

Сполохов: Мозгов своих у тебя нет…

Люба: Неля, глупость сделать недолго, жалеть иногда приходится всю жизнь. Мало того, что это просто вульгарно, так можно какую-нибудь гадость занести…

Нелли: Скажи ещё СПИД!

Люба: И СПИД!

Сполохов: Лучше напиши на лбу: «Интеллект отдыхает».

Нелли (Вскакивает) Что с вами разговаривать!..

Сполохов: Сядь!

Нелли: Спасибо, я уже наелась.

Сполохов: Учти, чтоб больше к этому разговору не возвращались! Я тебя предупредил.

Нелли демонстративно разворачивается, уходит.

Люба: Не слишком ты резко с ней?..

Сполохов: Сама просила.

Люба: Не так надо было…

Сполохов: Тебе всё, что я делаю —  не так! Никогда не дашь поесть спокойно, как ужин — так разборки!

Люба: Мы только за ужином и видимся.

Сполохов: Тем более. Всё. Устал, как собака. Спать хочу. Я сегодня на диване лягу.

Выходит. Занавес.

 

 

Сцена 9.

Проектное бюро. Начало рабочего дня. Пыхов читает газету. Забортов играет на компьютере. Лиза подкрашивается. Верич просматривает чертежи. Катя красит ногти.

Звонит телефон. Лиза поднимает трубку.

Лиза: Алло!.. Это я… Да, я слушаю. Ой, понятно. Хорошо, передам. (Кладёт трубку, подходит к Верич). Румянову в гинекологию положили.

Верич: Допрыгалась…

Входят Сполохов и Резцов.

Резцов: Это вопрос сварочного бюро, а не наш.

Лиза: Виктор Борисович, Румяновой сегодня не будет. Муж позвонил, её в больницу положили.

Сполохов (в сильном волнении): В больницу? Что с ней случилось?

Лиза: Не знаю. Он в подробности не вдавался.

Сполохов: Ясно. Спасибо.

Верич: Катя,  у тебя детальная готова? Давай.

Катя подаёт бумаги. Верич складывает чертежи, сворачивает в рулон.

                       Так. Паспорт —  есть, ведомость покупных —  есть. Вроде комплект в порядке. Всё, пошла сдаваться. (Выходит.)

 

Занавес. Авансцена. Входит Верич с чертежами. Её догоняет Сполохов.

Сполохов: Таня, подожди! Ты… (Мнётся в нерешительности) Ты можешь узнать, в какой больнице Румянова?..

На лице Верич отражается удивление.

                             Не спрашивай ничего… Прошу тебя. Разузнай!

У Верич происходит внутренняя борьба: возмущение, оскорблённое самолюбие, сочувствие…

                             Ты умный человек, ты всё понимаешь…

Верич колеблется.

                              Таня, умоляю!  Мне больше некого попросить.

Верич: Что тут узнавать? Во второй она, в гинекологии… На приёмнике спросишь номер палаты.

Сполохов (Горячо) Спасибо! Я не забуду…

Верич (хмуро): Да, ладно… Только ради тебя.

Сполохов: Давай я тебе помогу. (Берёт у неё рулон с чертежами. Уходят.)

 

Занавес открывается.

На местах Резцов, Пыхов, Лиза, Алексей.

Алексей: А чего это сегодня Румяновой нет?

Лиза: Проснулся! Румянова в больницу загремела.

Алексей: Ого! Это её Верич довела!

Резцов: Она сама кого угодно доведёт…

Входит Верич без чертежей.

Верич: Ну, всё. Слава богу, сдала.

Садится на своё место.

             Теперь можно и чай попить.

Входит Катя с пирожками.

Катя: Сполохов в буфете пирожных набрал, полетел куда-то. Глаза сумасшедшие, чуть меня с ног не сбил. Что это с ним?

Пыхов (философски): Эта болезнь называется любовь. Небось, к Эллочке в больницу подался.

Алексей: Скверная штука —  эта любовь, если башню так сносит… Что там Яновна говорила, инфекция у нас в отделе? Тьфу, тьфу!

Катя: Не бойся, Лёша, тебе это не угрожает. Для любви нужна тонкая организация, а у тебя сплошная мышечная масса.

Лиза подходит к Верич о чём-то шепчется с ней.

Алексей (Кате): Давно доказано, это — биологическое состояние организма. Химическая реакция.

Пыхов: Но какая приятная…

Катя: Что вы там шушукаетесь? (Подходит к Верич и Лизе)

Шепчутся втроём.

Лиза: Я говорю, вдруг придёт, а там — муж.

Катя: Чего это тебя колышет? Сама заварила, пусть и разруливает.

                                                       Шепчутся снова.

Пыхов (усмехается) Вот нашему бабсовету разговоров теперь на целую неделю!

Входит Валков.

Валков: Где Сполохов?

Катя: Наверное, в цех ушёл.

Валков: В какой?

Катя: Он нам не докладывает. Оделся и вышел.

Пыхов: Скорее всего, в механосборочный…

Валков: Валерий Иванович, зайди ко мне (Выходит)

Резцов направляется вслед за начальником.

Пыхов: Всё, попал наш герой-любовник на карандаш. А Катерина-то в момент сориентировалась! Молодец! Своих не выдаём.

Алексей: За соучастие по нашим карающим справедливо законам…

                                                    Входит Зеленковская.

                           О! Яновна! Не прошло и полчаса, как вас вспоминали.

Анна Яновна: Здравствуйте. Вот, пришла за расчётом. Ухожу.

Верич: Жаль. Так и не разрешили доработать? Несчастных полтора месяца! Что делают, что делают! Вы, Анна Яновна, сразу в службу занятости на учёт становитесь. Вам ещё три месяца по среднему выплачивать будут.

Анна Яновна: Да в курсе я! Толку-то, Танечка! Потом как на одну пенсию жить? (На глаза у неё наворачиваются слёзы) И к коллективу я привыкла. Сколько лет!..

Лиза: Но у вас же сын, дочка. Поддержат. Помогут.

Анна Яновна: Молодые сейчас сами еле выживают, от меня помощи ждут.

Катя: Зато не вставать чуть свет, не лететь на работу… Красота!

Звонит телефон на столе Сполохова.

              Взять?

Пыхов: Инициатива наказуема.

Катя: А вдруг что-то важное? (Берёт трубку) Евдохина у телефона… Хорошо, Пал Палыч. (Кладёт трубку) Забортова к начальнику.

Пыхов: Что я говорил?

Забортов выходит.

Катя: А у нас тут новостей… Шеф с Румяновой роман замутил…

Анна Яновна: Разве это новости? К тому давно шло.

Лиза: Эллочку во вторую больницу положили.

Анна Яновна: На аборт, что ли?

Катя: Да  откуда  мы  знаем?  Сегодня  только  её  муж  позвонил.   Так

наш-то сам не свой, побежал проведывать.

Анна Яновна: Да ну!

Пыхов: А Эллочка, оказалась ещё та штучка! Татьяну до сердечного приступа довела.

 Анна Яновна: Что вы говорите?.. Как же это? Из-за чего?

Все наперебой начинают рассказывать. Занавес.

 

Сцена 10.

Кабинет Валкова. Входит Валков, за ним Резцов.

Валков: Присаживайся, Валерий. Вот тут новое задание пришло. Начальник сварочного отдела утверждает, что это по нашей части.

Резцов смотрит бумаги.

Резцов: Да мы уже со Сполоховым это обсуждали. Там компоновка сварочного оборудования. Электросхема нужна. У нас электриков нет.   

Валков: А Забортов? Он же электрик?

Резцов: У Алексея ещё практики маловато. Он, в основном, механические чертежи выполняет.

Валков: Надо, чтоб разобрался. (Берёт трубку телефона, набирает номер). Катя, пусть Алексей подойдёт ко мне в кабинет.

Пауза.

                 Слушай, Валера, что там у Сполохова с Румяновой? До меня какие-то слухи стали доходить…

Резцов: Не знаю. Это его личное дело.

Валков: Ну, не скажи. Начальник бюро. Субординация. Этика… Дисциплина, наконец. У обоих — семья, дети. А тут сплетни разные. Пятно на отдел. Мне бордель здесь не нужен. Ты поговори с ним.

Резцов: (Нехотя) Ладно, поговорю.

Входит Забортов.

Валков: А, Алексей! Проходи. Тут такое дело…

Склоняются над бумагами. Занавес.

 

Сцена 11.

Фойе отделения гинекологии. Одна дверь в общий коридор, к палатам, другая —  в приёмное отделение. В фойе тихо беседуют  несколько пар: женщины в больничной одежде и мужчины, пришедшие их проведать. Возле двери в общий коридор стоит Сполохов с коробкой. В ней пирожные и яблоки. Из двери в приёмное отделение выходит медсестра и Люба Сполохова.

Медсестра: Я тебе говорю: это самый лучший в отделении врач. Всё будет хорошо, ты обратилась вовремя.

Люба: Спасибо, Валя. Я, честно, так испугалась… (Люба вдруг замечает Сполохова). Виктор… Как он узнал, что я здесь?.. (Махнула мужу рукой, собирается окликнуть. В этот момент из второй двери выходит Румянова в спортивном костюме).

Эллочка (радостно): Ой, как ты меня нашёл? Мне сказали муж…

Сполохов: Я чуть не поседел… Что с тобой произошло?

Эллочка: Ничего страшного, застудилась немного. С недельку придётся полежать… О, это мне? Яблочки, пирожное —  то, что я люблю! Спасибо. (Берёт коробку, целует Сполохова в щёку.)

Сполохов: Пойдём,  сядем на скамейку. (Берёт Эллочку за талию, поворачивается и видит Любу. Резко отворачивается, опускает руку) Моя жена!

Эллочка: Где?

Сполохов: Возле приёмного. Не смотри туда! Чёрт! Откуда она здесь взялась?

Эллочка: Я пошла.

Сполохов (Быстро, вполголоса) Не  сердись. Я ещё приду. (Старается уйти незамеченным, но Люба уже идёт в его сторону).

Люба: Витя! Подожди… Не делай вид, что ты меня не видел.

Сполохов: Я, в самом деле, тебя не видел. Что ты здесь делаешь?

 Люба: Я-то ладно. Что ты здесь делаешь?

Уходят. Занавес. Авансцена. Выходят Сполохов  женой.

Сполохов: Ничего сверхъестественного. Здесь лечится наша сотрудница. Приходил проведать от коллектива.

Люба: Интересно! Что, от коллектива не могли послать женщину?.. И этот нежный поцелуй…

Сполохов: Какой поцелуй! Поблагодарила за передачу…

 Люба: Я видела.

Сполохов: Видела? Ну и прекрасно! Я оправдываться не собираюсь!

Пауза.

Люба: Наш троллейбус.

Сполохов: Езжай. Мне ещё на работу.

Уходят  в разные стороны.

 

 

 

Действие 3.

 

Сцена 1.

Квартира Сполоховых.. Диван, два кресла, журнальный столик, возле окна секретер. На стуле возле секретера сидит Нелли в наушниках с плеером, что-то пишет. В кресле у журнального столика Люба что-то шьёт, поглядывая на дочку, о чём-то напряжённо думает.

Люба: Нелли, мне надо тебе сказать… Нелли!

Нелли: (нехотя вынимает из уха наушник.) Ну?

Люба: Меня некоторое время не будет дома…

Нелли (рассеянно): Угу…

Люба: Я Наташеньку на пару недель отвезу к бабушке.

Нелли: Зачем?

Люба встаёт, подходит к Нелли, кладёт руки ей на плечи.

Люба: Послушай, дочка… Меня кладут в больницу. Мне нужно сделать операцию.

Нелли удивлённо поворачивается, вынимает второй наушник.

Нелли: Операцию?! Какую операцию, мама? Это опасно?

Люба прижимает к себе дочку.

Люба: Нет, милая, нет. Операция несложная… Я наготовлю еды на неделю. А пюре сварить, яичницу поджарить —  ты же сможешь?

Нелли: Смогу…

Люба: Я надеюсь на тебя, Нелли. Ты уже взрослая девочка. Ты… не натворишь глупостей…

Нелли: Мама!

Люба: Ты позаботишься о папе…

Нелли: Ну, он сам…

Люба: Не маленький, ты хочешь сказать? Послушай, девочка моя. Мужчины… они совсем не то, что женщины. Они в домашних делах беспомощны, как дети. Обещай мне…

Нелли: Мама, ты правду говоришь, что операция простая?

Люба: Правду, конечно, правду. Через неделю, самое большее десять дней я буду дома. Но это не завтра, не послезавтра… Мне ещё не назначили день. Наташеньке ничего не говори, хорошо? Ей не надо знать…

Звонит телефон.

Нелли (вскакивая): Ой, это меня! (Берёт трубку) Да! Привет! Сейчас? Давай через часок… Ну, ладно. Хорошо! Ну, сказала же! Пока! (Кладёт трубку). Мам! Я выйду во двор. Ага? Я ненадолго… Я всё поняла, ну то… что ты говорила. О′кей?

Люба: Да о′кей, о′кей!                                           

Нелли убегает. Люба возвращается к своей работе. Потом сворачивает шитьё, задумывается, глядя в одну точку. Встаёт, подходит к секретеру, достаёт из нижнего ящика альбом с фотографиями. Начинает смотреть. Улыбается. Плачет. В прихожей хлопает входная дверь. Люба быстро встаёт, смахивает слёзы.

Люба: Виктор, ты?

Входит Сполохов.

Сполохов: Я. (Снимает пиджак, галстук) Сумасшедший день. (Берёт газету, ложится на диван). Я  не голоден. Полежу…

Люба берёт вещи мужа, уносит в другую комнату.

Сполохов: Где Наталка?

Люба (Из спальни): У Никиткиных. С Настёной играют.

Возвращается в комнату.

                                     Я разрешила. Скучно ей одной.

Люба подходит к окну, смотрит задумчиво вдаль.

Пауза.

Люба (не оборачиваясь). Витя, нам надо серьёзно поговорить… Последнее время, мне кажется, мы перестали понимать друг друга. Судорожно хватаемся за привычный уклад, постоянно  куда-то спешим. Нам некогда сказать друг другу слова. Ты всё время на взводе. Я не знаю, как подступиться к тебе, чтобы рассказать о своих проблемах. У меня серьёзная проблема со здоровьем, Витя!

Люба оборачивается и видит, что Сполохов спит, уронив газету на лицо.

Занавес.

 

Сцена 2.

Комната архива конструкторского бюро. Стеллажи с папками. Посредине стол. Сполохов и Румянова целуются. Неожиданно открывается дверь и входит Верич, останавливается в шоке. Сполохов выпускает Румянову из объятий.

Верич (Румяновой): С выходом!

Румянова в нервном возбуждении, не говоря ни слова, быстро выходит.

          (Сполохову) Прости, что помешала. Пришла пораньше, хотела одну идею проверить. Мы ведь лет шесть назад проектировали уже перфорационный станок? Хочу отыскать, может некоторые узлы можно применить.

Сполохов (стоит, опершись на стол, понуро уставившись в пол): Ладно. Работай. (Собирается уйти)

Верич: Виктор! (Сполохов оглядывается) Возьми! (Протягивает ключ) От моей квартиры. У меня мама сейчас болеет, я сразу после работы к ней езжу. Домой прихожу поздно.

Сполохов берёт ключ, держит его на ладони, будто взвешивает, хочет что-то сказать, но, передумав, выходит.

Занавес.

 

Сцена 3.

Авансцена. Проходная завода. Конец рабочего дня. Работники покидают предприятие. В стороне стоит Сполохова. Выходит Сполохов и Эллочка, оживлённо разговаривая, проходят мимо Любы, не замечая её. Через проходную выходит Верич.

Люба: Таня!

Верич: Люба? Ты чего здесь?..  Виктор, кажется, уже ушёл.

Люба: Я знаю. С какой-то блондинкой. Кто она? Скажи мне, Таня! Он был у неё в больнице. Я случайно их увидела… Что у него с ней?

Верич: Не знаю… Это, наверное, Румянова. Недавно у нас работает.

 Люба: Таня, мы никогда не были подругами… Ты мне вряд ли скажешь… Ты всегда считала, что я не подхожу Виктору. Но я его люблю. У нас двое детей… Я всё равно узнаю. Я разберусь, что у вас происходит! Виктора как подменили. Он никогда таким не был…

Верич: Ты пришла за ним проследить? Причём здесь я?

Люба: Ни при чём. Ты не смогла с ним сделать то, что сделала она. Тебе не понять, как это больно, когда разговариваешь с человеком, видишь его пустой взгляд и осознаёшь, что его здесь нет, одна телесная оболочка, что он где-то в виртуальном мире и … ему там лучше… Она, правда, красивая… Она дороже ему всего, что было до неё. Неужели она стоит всех нас?

Верич: Если тебя это успокоит, она не стоит ногтя на твоём мизинце… Прости, мой автобус.

Верич делает два шага прочь, потом оборачивается.

Зачем ты дала ему уйти с ней? Таких мужиков просто так не отдают.

                                    Уходит.

Люба (сама с собой): Зачем?.. Затем, что не ожидала… не была готова… И не собиралась я следить… Если бы кто сказал, что теперь делать…

 

Сцена 4.

Семейное общежитие. Комната Румяновых. Егор ест чипсы, смотрит телевизор. Слышен звонок телефона.

Голос из коридора: Румянов, к телефону! Никогда сами не подойдут! Господа!

Егор выходит в коридор, берёт телефон.

Егор: Слушаю.

Женский голос: Это Румянов? Простите, не знаю вашего имени… Вы знаете, где ваша жена?

Егор: Её нет дома. А что случилось? Вы кто?

Женский голос: Она сейчас с любовником. Ваша Элла обманывает вас. Она разбивает чужую семью…

Егор: Да кто вы, чёрт возьми? Откуда вы знаете?

Женский голос: Это неважно. Он намного старше её. У него двое детей. Ваша Элла —  подлая обманщица… грязная подстилка!

Егор: Слушай, ты!.. Я не желаю разговаривать в таком тоне! (Бросает трубку, уходит, но не успевает дойти до своей двери, снова звонок. Румянов возвращается, хватает трубку.) Алло!

Голос Эллочки: Егор, это ты? Что ты так кричишь? Я зашла на массаж…

Егор: Какой на хрен массаж?! Иди домой!

Голос Эллочки: Не ори! Какая муха тебя укусила? Я через полчаса буду.

Гудки. Егор не успевает отойти – опять звонок.

Егор (более спокойно): Да!

Тот же женский голос: Что ты за мужик? Не можешь обуздать свою гулящую бабу! Она нагло у тебя под носом наставляет тебе рога!..

Егор: Какие у тебя доказательства?

Женский голос: Спроси у неё сам.

Гудки. Егор возвращается в свою комнату. Нервно ходит взад вперёд. Наконец принимает какое-то решение, надевает куртку, выходит.

Занавес.

Авансцена. Слабо освещённый подъезд семейного общежития. Выходит Румянов. Смотрит по сторонам, вглядывается в темноту. Слышится стук каблуков. На освещённое место  выходит Румянова.

Эллочка: Егор! (Радостно) Ты меня вышел встречать? (Целует в щёку)

Егор: Ты где была? Тебя кто привёл?

Эллочка: Ты что? Я же сказала: на массаже.

Егор: А массажист кто? Старый бабник с двумя детьми?

Эллочка: Ты с ума сошёл? Кто тебе такое сказал? У меня массажист-женщина.

Егор: Смотри!.. Не дай бог!..

Эллочка: И что тогда? Тебе что-то не нравится? Я не держу. Катись на все четыре стороны! Я жила и буду жить, как я хочу! (Идёт к подъезду)

Егор: Элла! Ну, я же… волновался… (Догоняет её) Ты мне нужна.   

Эллочка (Останавливается): Нужна… Я же не спрашиваю, где ты бываешь допоздна… Мы должны доверять друг другу.

Егор (Обнимает её за плечи) Ну, всё, всё. Я люблю тебя.

Эллочка: Идём, Отелло!

 

Сцена 5.

Проектное бюро. Конец рабочего дня. Сполохова  и Резцова нет на месте. Эллочка и Алексей играют на компьютерах. Верич читает газету. Катя что-то пишет. Лиза делает причёску. Пыхов грызёт яблоко и разговаривает по телефону.

Пыхов: Ну, понял, что родительское собрание… Ясно, задержишься. Хорошо, поджарю картошки... Ладно, проверю у Вовки уроки… Галка, ты достала! Я больше трёх не запоминаю. Ну, всё. Понятно, пока.

Верич (Поднимается с места, подходит к столу Румяновой, кладёт ей на стол газету)

Интересная статья, прочти. И полезная… (Возвращается к своему столу)

Румянова смотрит на газету, вскакивает в крайнем негодовании,

  швыряет газету на пол.

Румянова: Дура старая!! (Пулей вылетает из комнаты)

Все, опешив, бросают свои занятия.

 Пыхов: Ого! Что ты ей сказала? (Поднимает газету, читает) «Если любовник — твой начальник»…  Ничего себе! Таня, это ты уже слишком.

Катя: Дай мне, что там?

Верич: Да это  только фотография такая, а вообще умные вещи написаны. Какие в этой ситуации «подводные рифы» и как себя вести, чтобы сохранить уважение коллектива.

Лиза и Алексей тоже подошли посмотреть на газету.

Пыхов: Конечно, деваха в одних сапожках на столе среди телефонов! Её от одной фотки переклинило!

Лиза: Чересчур откровенно…

Алексей: Вообще, это её личное дело.

Верич: Подумаешь, не понравилось! Оказывается, и её невозмутимости есть предел. Ишь, как проняло!

Лиза: Не понимаю, чего ты  на неё так взъелась?

Пыхов (посмеивается) Дорогу ей перебежала!

Верич: Ну не перевариваю я эту заносчивую шлюху!..

Входят Резцов и Сполохов. Пыхов прячет газету, все расходятся.

Сполохов (Продолжая разговор с Резцовым) Сроки совершенно не реальные. Я ещё буду говорить об этом с Валковым. Хотя бы два месяца.

Резцов: А я тебе говорю, он не пойдёт на уступку. Его сверху жмут…

Звенит звонок, возвещающий о конце смены. Входит Румянова. Сотрудники начинают складывать вещи, одеваться, по очереди уходить. Румянова быстро одевается.

Сполохов: Эллочка, подожди, вместе пойдём.

Румянова: Нет, сегодня я спешу. До свидания. (Выходит)

Сполохов с тоской провожает её взглядом, заставляет себя вернуться к прерванному разговору с Резцовым.

Сполохов: Предположим, мы согласимся на этих условиях… Тогда мы затянем два других проекта, тоже, между прочим, довольно трудоёмкие. И сроки жёсткие. Что мне тебе рассказывать: людей катастрофически не хватает.

Резцов: Никто не хочет здесь работать за такую зарплату… Мне кажется, надо плотнее загружать Забортова и Румянову. Ладно, это тебе решать. Я закурю?

Сполохов: Кури.

Резцов: Виктор, мне вчера вечером Люба звонила.

Сполохов: Люба? Зачем?

Резцов: Просила совета. Она откуда-то узнала о твоём романе с Румяновой. Так и сказала: «… роман с вашей Румяновой».

Сполохов: Чёрт! Как бы она ей какую-нибудь пакость не сделала…   

Резцов: Ты бы лучше о жене подумал. Каково ей сейчас?

Сполохов: Я уже ничего не могу изменить. У меня ничего к ней не осталось…

Резцов:  Она – мать твоих детей.

Сполохов: Да, я помню. Это единственное, что даёт мне силы всё это терпеть. Дома совершенно невыносимая атмосфера. Эта вечно кислая физиономия… Одни  и те же разговоры. Постоянные претензии. Ты себе не можешь представить, какая это тоска! У тебя всё благополучно. Тебе повезло с Ириной. Весь поток завидовал вашей любви. Андрюша у вас отличный парень, взрослый уже, самостоятельный…А я как женился, вспомни. Потому, что пришло время… Она связала меня по рукам и ногам…

Резцов: Люба очень любила тебя!

Сполохов: Я тоже так думал: главное, она меня любит. А что некрасивая —  ещё лучше. Не будет на сторону смотреть. Красивая жена —  чужая.

Резцов (с усмешкой) Теперь ты в этом убедился?

Сполохов: Я не приемлю твоего юмора. Эллочка другая. Это тот глоток воздуха, который я подсознательно ждал всю жизнь. Я бы разорвал все узы и женился бы на ней, не секунды не задумываясь!.. Но она ни за что не соглашается! Вы все думаете, что Эллочка —  пустая, взбалмошная, ветреная. А она —  тонкая, чуткая, мудрая, если хочешь знать. Она не может обездолить моих детей, допустить, чтобы они остались без отца. Я убеждал её,  что дети нисколько не пострадают: ни материально, ни в недостатке отцовских чувств. Она и слышать не хочет!

Резцов: Да, в этом она, пожалуй, умнее тебя… Не знаю… Я не судья тебе. Но ты своим несуразным поведением вызываешь насмешки окружающих, их осуждение. Мне уже Пал Палыч указал на «недопустимость ситуации».

Сполохов: Валков?! Ему-то какого рожна надо?.. Веришь, меня бесит эта уверенность в сопричастности, всеобщее желание наставить на путь истинный. Наверное, древние люди загоняли так мамонта: окружали со всех сторон и гнали «Ату его, ату!»  Он мечется, звереет, не видит выхода и вдруг просвет в облаве! Он —  туда, а там —  ловушка! И летит в тартарары!.. У меня всё время предчувствие какой-то беды…

Резцов: Ты преувеличиваешь. Большинству пофиг, что ты и с кем ты. Разве что потрепаться со скуки, обсасывая «свежатинку», прости. Особенно занимательно, что это случилось с тобой.

Сполохов: Ладно. Мне на них плевать. Пойдём по домам. Кстати, знаешь, Эллочка получила ордер на квартиру. Взяла отпуск на два дня: переезжать будут.

Резцов: Лихо у неё всё получается.

Встают. Занавес.

 

 Сцена 6.

Кабинет Валкова. Входит Люба Сполохова.

Люба: Можно? Здравствуйте, Пал Палыч.

Валков: О, Люба! Любовь Сергеевна! Проходи, садись. Что тебя привело? Как жизнь? Рассказывай.

Люба: Жизнь норовит посильней укусить… У вас Румянова… такая работает?

Валков: Румянова? (Нерешительно) Вообще-то… работает. А в чём, собственно, дело?

Люба: Пал Палыч, я не буду юлить… Эта Румянова… влезла в нашу семью, как коза в чужой огород. Виктор буквально лишился ума…

Валков: Люба, ты только не волнуйся. Хочешь воды?

Люба: Нет, я не хочу воды. Я хочу поговорить с этой Румяновой. Вы можете вызвать её сюда в кабинет?

Валков (заёрзал): Сюда в кабинет? Я, конечно, сочувствую тебе… Это отвратительно… Как это Виктор допустил? И эта Румянова… Кто бы мог подумать…

Люба: Пал Палыч! Я вас очень прошу! Если я не вмешаюсь, она уведёт у меня мужа. Вызовите Румянову на пять минут для разговора.

Валков: Ну, хорошо. Из уважения к тебе… (Берёт трубку, набирает номер)    Э-э! Лиза! Румянову —  в мой кабинет, пригласите, пожалуйста.

Пауза. Входит Румянова.

Румянова: Пал Палыч, вызывали?

Валков: Да, проходите, Элла! Присаживайтесь. Эта жена Сполохова —  Любовь Сергеевна. (Эллочка несколько растеряно смотрит на жену Сполохова). Вот… Она желает с вами поговорить… (Поднимается) Я вас оставлю. У вас есть, что обсудить. (Выходит)

Румянова (Вскинув голову) Ну и что вы хотите от меня узнать?

Люба: Хочу. Очень хочу узнать, зачем тебе мой муж? Ты в курсе, что у нас двое несовершеннолетних детей? У тебя есть семья, ребёнок. Что тебе ещё нужно?

Румянова: Мужчина бежит туда, где ему лучше! Значит ты, как женщина, — никакая, если Виктор отвернулся  от  тебя!  Посмотри в зеркало, прежде чем сваливать на меня все грехи!

Люба (вскакивая): Ах ты, шалава! Ты ещё смеешь меня обсуждать! (Вцепляется ей в волосы) Ты забудешь его имя! (Стаскивает её со стула) Чтоб духу твоего возле него не было!

Румянова визжит, отбивается.

            Я ещё мужа твоего найду! Я тебя ославлю, вертихвостка!

Люба, задыхаясь, отталкивает Румянову и быстро выходит из кабинета.

Румянова (кричит вслед): Идиотка! Психопатка! (Лихорадочно приглаживает волосы и тоже выбегает прочь).

Входит Валков. Лицо испугано.

Валков: Ох, не хрена себе —  поговорили! Как они ещё кабинет мне не разнесли! Выскочили, как две фурии. Благо, никого в коридоре не было… А это, что за трофеи? (Поднимает с пола клипсу) Чья-то подвеска… Кажется, Румянова в таких была. Ничего себе, сюрпризец!.. Ну, авось этот инцидент не будет иметь огласки… Что же мне теперь? Поговорить со Сполоховым? (Берёт трубку) Или не вызывать? Чёрт знает что! (Кладёт трубку) Лучше пусть сами разбираются. Главное, придумала! У меня в кабинете! Больше места не нашли…

Достаёт носовой платок, промокает лоб и плешь.

Занавес.

 

Сцена 7.

Квартира Сполоховых. Нелли сидит за секретером, пишет. Входит из соседней комнаты Люба.

Люба: Уснула. Капризная последнее время стала. 

Нелли: Ты её завтра к бабушке отвезёшь?

Люба: Да. На понедельник уже операцию назначили.

Нелли: А папа до сих пор не знает?

Люба: Сегодня скажу. Я прилягу, дочка. Что-то мне неважно.

Ложится на диван.

Нелли: Может чаю заварить?

Люба: Нет, солнышко, не надо. Заканчивай алгебру и тоже иди спать.

Нелли: Мне ещё упражнение по английскому…

Люба: Ну, хорошо. Старайся. Тройку нужно исправить…

Пауза

Люба: Да, что ж это такое? (Со стоном поднимается, начинает ходить по комнате, держась руками за живот)

Нелли: Что, сильно болит, мам? Может «скорую» вызвать?

Люба: Нет-нет. Потерплю.

Достаёт с полки медицинский справочник, начинает листать.

Нелли: Мама! (Не поворачиваясь) А почему папы ещё нет?

Люба: Задерживается…

Нелли: Ну, позвони ему.

Люба: Если б знать, куда…

Нелли: Вы вчера с ним поссорились?

Люба: Нет, просто поговорили… Не отвлекайся.

Встаёт, снова начинает ходить.

Люба: Вот беда… Да что ж такое!..

Нелли с тревогой смотрит на неё. Люба подходит к окну, прислоняется лбом к стеклу, смотрит в темноту за окном.

              Плохо, что Новый год будете встречать без меня. Вряд ли выпишут… Скажешь папе, чтоб ёлку купил, нарядите. А то Наташенька вернётся, а ёлки нет… Ох, я всё-таки лягу.

С трудом подходит к дивану, ложится. Притихает, вроде задремала. Нелли некоторое время пишет, потом складывает тетради и учебники, сладко потягивается. Мать стонет во сне. Нелли тихонько встаёт, смотрит на часы, подходит к дивану, некоторое время прислушивается к дыханию матери. Приглушает свет, уходит в другую комнату.

Тишина.  Слышно только тиканье часов. За окном вдруг слышится лай и подвывание собаки. И снова тишина. Часы на стене начинают бить: раз; два; три.

Люба (стонет): Нелли! (Набирается силы и зовёт громче) Нелли!

Из соседней комнаты выходит Нелли в ночной рубашке, с заспанным видом.

Люба: Накрой меня тёплым одеялом. Что-то мне совсем худо…

Нелли берёт одеяло, укутывает мать.

Нелли: Да тебя трясёт! У тебя жар…

Люба: Принеси из чайника воды, дочка.

Нелли выходит в кухню, быстро возвращается с водой. Люба делает несколько жадных глотков.

             Папа не пришёл?

Нелли: Нет… Может с ним что-то случилось?

Люба поднимается в постели, стонет, стиснув зубы.

            Я вызову «скорую», мама. Я боюсь, с тобой что-то серьёзное.

Люба: Скоро утро. Я хотела дождаться отца…(Плачет)

Нелли в испуге хватает телефон.

Нелли: Всё. Я звоню. Ноль-три? (Набирает номер)

Люба кутается в одеяло, пока Нелли диктует адрес, голова её чуть заметно дрожит.

Занавес.

 

Сцена 8.

Проектное бюро. Начало рабочего дня. Лиза подкрашивается. Катя наводит порядок на столе. Алексей листает журнал. Верич что-то считает на калькуляторе. Пыхов «висит» на телефоне, Резцов просматривает чертежи.

Лиза: Слышали? Румяновы въехали в новую квартиру. Трёхкомнатная, второй этаж.

Катя: Всё-таки добилась, чего хотела.

Верич: Такие по головам пойдут.

Алексей: Правильно делает, робкие под стенкой стоят. Сейчас другие времена настали: бери, сколько унесёшь.

Лиза: Нахальство и раньше было —  второе счастье.

Входит Валков. У него растерянный вид.

Валков: У Сполохова жена умерла…

Резцов (поднимаясь) Как умерла?!

У всех недоумение и ужас на лице.

Валков: Вчера утром. На операционном столе. Позвонил сам… Виктор Борисович. Похороны сегодня в пятнадцать часов. Татьяна Юрьевна, организуйте, что надо. Валерий Иванович, зайдите ко мне.

Выходит. За ним с окаменевшим лицом выходит Резцов.

Катя: Разве жена Сполохова чем-нибудь болела?

Лиза: Да нет. Никогда не жаловалась… Вот кошмар… Двое детей…

Алексей: Сколько ей лет было?

Вдруг слышатся приглушённые рыдания. Все оборачиваются к Верич.

Лиза: Таня! Ты что?

Верич падает на стол, с ней истерика.

              Катя, быстро, сердечное! Таня, всё, хватит, перестань! Все там будут… Значит так надо было. От судьбы не уйдёшь!

Верич (Еле выговаривая) Это всё эта стерва Румянова её довела!

Катя пытается заставить Верич выпить сердечное.

Пыхов: При чём тут Румянова? Ты же слышала: на операционном столе…

Верич (с безумными глазами) Я знаю, что я говорю. Мы все видели, что семья их рушится, и никто пальцем не шевельнул… Язвили, злорадствовали… Не остановили Виктора, не открыли ему глаза. Это мы осиротили их детей!..

Пыхов: Ты несёшь чушь! Как мы могли его остановить?

Лиза: Пойдём, тебе надо умыться, успокоиться… Твоей вины тут никакой нет. Вот, выпей, тебе станет легче.

Верич наконец поддаётся на уговоры, выпивает лекарство.

Верич: Наивный ты, добрый человек, Лиза. Идем. Мне, в самом деле, надо привести себя в порядок.

Занавес.

 

Сцена 9.

Резцов и Верич идут по припорошенной снегом улице. Пасмурно. Уныло. Метёт снежная крупа.

Резцов: Какой дубняк на кладбище. Я до сих пор никак не отойду…

Верич: Завезли Любу в самый глухой угол… Опустили  в стылую землю, забросали замёрзшими комьями… Как неприютно им там лежать.

Резцов: Им уже всё равно… А Румянова на похороны не пришла…

Верич: Что ей там делать? Знает кошка, чьё мясо съела…

Пауза.

            Как всё фатально: неправильно поставленный диагноз, поздно приехавшая «скорая»… Если бы Люба не тянула до утра, её можно было бы спасти… Если бы Сполохов был в ту ночь дома, может, всё сложилось бы иначе…

Резцов: Его не было в тот момент дома? Откуда ты знаешь?

Верич: Он был у меня.

Резцов: У тебя?!

Верич: Что ты на меня так смотришь? У меня, но не со мной. Последнее время я редко дома ночую: мама совсем плохая… А ключ от квартиры Сполохову дала. В какой-то момент мне его так жалко стало: истекает страстью  мужик, а условий — никаких. Ну и предложила ключи, дура… Потом последними словами себя ругала! Как представлю их вместе на моей кровати — сатанею! Прикинь, любовь прошла, а ревность — осталась. Я, знаешь, даже на плёнку записала их сладострастные излияния. Целая кассета медоточивых соплей!

Резцов: Ты это сделала? Зачем?

Верич: Не поверишь… Хотела мужу компромат на неё «слить». Чтоб Любку защитить. Раздавить хотела. Я её зверски ненавижу!.. Теперь уж это не имеет смысла.

Резцов: Поистине не узнаешь, когда ангел в демона перевоплотится!

Верич: Я никогда ангелом не была, но в этом конкретном случае это были благие намерения.

Резцов: Которыми вымощена дорога в ад.

Верич: Осуждаешь?

Резцов: Поражён. От тебя я этого не ожидал.

Верич: Что же мне делать с этой кассетой?

Резцов: Не знаю… От этого нельзя отмыться. Это будет преследовать тебя всегда.

Верич: Вздор! Сожгу —  и всё!

Резцов: Как знаешь! Ты на автобус? Ну, пока! Я тут дворами пешком дойду.

Занавес.

 

Сцена 10.

Проектное бюро. За столом начальника Резцов. В углу небольшая ёлка. На окнах бумажные снежинки. С угла на угол под потолком гирлянды разноцветных лампочек.

Резцов: У нас ёлка до Пасхи стоять будет? Лиза, может, организуешь «субботник» по очистке помещения от новогодней мишуры?

Лиза: Как скажете, Валерий Иванович!

Резцов: Алексей,  перед перерывом Лунёв звонил, в двенадцать часов попробуют запустить твою окрасочную линию. Нам надо там быть (смотрит на часы). Сейчас одиннадцать тридцать пять. Собирайся.

Забортов складывает в папку несколько чертежей, надевает куртку с капюшоном, шапку, Резцов тоже одевается.

Алексей (ворчит): Хороший хозяин собаку на улицу не выгонит…

Резцов: Катя, мы в цех готового оборудования.

Уходят.

Лиза: Катя, давай, пока начальства нет, ёлку, что ли, разберём. Пыхов, залезь наверх, сними гирлянды!

Пыхов (весело): Нашли самого молодого!

Приносит из архива  стремянку, лезет наверх, снимает гирлянду. Катя и Лиза складывают в ящик игрушки с ёлки. Верич поднимается на подоконник, очищает окно от «снежинок».

Пыхов (сверху) Я в субботу на рынке Сполохова видел!

Верич: Ну, как ему на новом месте работается?

Пыхов: Платят, вроде, хорошо. Вдвое больше, чем у нас.

Катя: Круто!

Пыхов: Только он довольным не выглядит. Осунулся, худой, тусклый какой-то. Говорит, одна мечта — выспаться. Ещё бы! Две девчонки, а крутиться самому приходится. На рынке скупиться, обед приготовить, убрать, накормить, обстирать… не представляю… Я бы не смог!

Катя: Да у него ведь одна —  большая уже дочка.

Пыхов: Старшая немного помогает, но больше у неё гулянки на уме.

Верич: Она у них всегда забалованная была… Да ещё, в том, что случилось, отца обвиняет.

Пыхов: Говорит, младшую надо в область на обследование везти, а он боится Нельку одну оставить.

Верич: А бабушка у них после смерти дочки почти ослепла.

Катя: Что ж Румянова не приходит милому супы варить?

Пыхов: Зачем он ей нужен теперь, с такими проблемами!

Лиза: А я, кстати, видела её на прошлой неделе! Такая же весёлая, отлично выглядит. В новой шубке, в модной шапочке. Говорит, нигде не работает. Мол, у мужа бизнес хорошо пошёл, зачем напрягаться! Я не удержалась, спрашиваю: «Сполохова вспоминаешь?» А она так мило засмеялась и говорит: «А кто это такой?» Тут  как раз муж её  подъехал на крутой иномарке, она к нему —  прыг в машину, мне только зубки показала.

 

Занавес.

 


Григорьева Маргарита
16:01:54 28/07/2019

Людмила, спасибо за интересное произведение, прочла с удовольствием: грустная история о том, как можно походя, из пустого каприза разрушить чужую жизнь. Главное, такие реальные взятые из обычной жизни образы. А то многие литераторы, увы, страшно далеки от народа, и все наши муки ради выживания вызывают у них лишь неверие и презрение. А тут не гламурная бредятина, а суровая правда. Спасибо!
Зинаида Зинченко
19:42:54 06/07/2019

Людмила Александровна, мне нравятся Ваши рассказы. Читая комедию, надеялась посмеяться от души. Есть юмор, интеллектуальные остроты, но вовсе не семейная комедия, (почему драматический конец?). А вот Персонажи достоверны и типичны. Успехов в творчестве, благодарных читателей!
Людмила
14:56:43 02/07/2019

Благодарю, Кнарик Саркисовна, за поздравление и пожелания. Без Вашего отзыва и публикация - не публикация)
КнарИк Хартавакян
23:58:51 01/07/2019

уважаемая Людмила Алексанлровна, и я тепло поздравляю Вас с публикацией пьесы. Желаю дальнейших успехов в создании произведений всех возможных жанров.
Людмила
17:30:51 27/06/2019

Спасибо, Ольга! Конечно, финал трагический, но по сути своей эта история - фарс, как и многое в нашей жизни.
Ольга Ткачёва
03:59:39 27/06/2019

Людмила, я прочла пьесу и не поняла, почему это произведение названо комедией. Это по-моему драма со смертельным исходом. На мой взгляд, действие в пьесе несколько затянуто, но зато образы главных героев очень достоверны, особенно удался образ Сполохова. Верно изображены трудовые будни конторы: дамы с утра делают причёски, красят ногти, нехотя работают, то и дело пьют чай, едят пирожки и сплетничают. История служебного романа Сполохова поучительна, но жаль, что мужчины, подобные ему, учатся только на своих ошибках. Удачно изображены второстепенные персонажи, их много, и у каждого своё лицо. Людмила, ты молодец, справилась с такой оравой действующих лиц! Желаю удачи в новой роли драматурга!
Людмила
12:00:58 22/06/2019

Хорошо, что пьеса "навела на размышления". Но, Татьяна, разве можно искать логику в действиях женщины? Хотя, если разбираться в тонкостях, в тексте всё есть.
Татьяна Александрова
22:03:17 21/06/2019

Людмила, интересно раскрылись твои способности в новом жанре. Хоть и очень мелкий текст, к сожалению нельзя увеличить, но прочла пьесу до конца. Хотелось узнать в чем интрига? Пьеса навела на размышления... С какой целью молодая сотрудница охмуряла шефа? С корыстной целью, чтобы получить квартиру быстрее? Но как-будто, исходя из прочитанного, это от него не зависело. Или он был действительно очень хорош собой и она влюбилась? Тогда почему так быстро она стала к нему равнодушна? Или от нечего делать? Заскучалось молоденькой дамочке? И всё же жаль, что начальник был так жестоко наказан за свою неверность...

ООО «Союз писателей России»

ООО «Союз писателей России» Ростовское региональное отделение.

Все права защищены.

Использование опубликованных текстов возможно только с разрешения авторов.

Контакты: