ООО «Союз писателей России»

Ростовское региональное отделение
Донская областная писательская организация (основана в 1923 г.)

Александр Прохода. Стихи

22:25:56 11/10/2021

Солнца огненный диск

 

Солнца огненный диск,

В киноварь облачённый,

Уплывал к горизонту теней;

Он меж сосен повис

Чешуёй золочёной

В платье ярких багровых огней.

 

День уставший пылал

Краснощёким румянцем,

Озаряя просторы долин.

Небосклон догорал,

Утомительным танцем

Сохраняя преданья былин.

 

Вечер летний дремал,

Обнимая прощально

Голубую сосновую грусть.

Звёзд ночных карнавал

Лёгкой млечной вуалью –

Вечной тайной – окутывал путь…

 

 

Родимый курень

 

Время шло и грустью чуть касалось,

Но по милости… спасибо и на том,

Я приехал в хутор, будто каясь,

Чтоб увидеть скромный сельский дом.

 

Там, где стены белены извёсткой,

Где под стрехой жили воробьи,

Где в чулане в старенькой авоське

Лук висел для маленькой семьи.

 

Стены накренились, окна – тоже…

В этом доме больше не живут.

Пусть теперь холодным днём прохожий

Здесь найдёт свой временный приют.

 

Чтобы печь смогла, вздохнув украдкой,

Вновь ожить от долгих зимних снов,

Чтоб подворье пахло пряно-сладким

Ароматом маминых блинов.

 

Затаилась, спряталась, умчалась

Дней моих цветущая сирень.

Но порой так хочется – к причалу,

В свой родимый глиняный курень.

      

В забытье

 

А когда поднялись травы росные,

И когда унынье подошло,

Я порой медовой сенокосною

Воротился в милое село.

 

Я прошёл тропинкою грунтовою

И упал в душистый сеновал;

В забытье водою родниковою

Душу от разлуки омывал.

 

Но берёза девичьими косами

Вновь стучится в светлое окно…

А на сердце зреет тёплой осенью

Грусти полусладкое вино.

 

 

 

 

 

                                      

Половодье

 

Донских разливов половодье

Питает тучные луга

И не найти таких поводьев –

Сдержать весенние снега.

 

Водой наполнились овраги,

Сокрылся стройный ряд берёз,

Покрылся пенистою брагой

Застрявший в займище обоз.

 

Заря, на золоте затона

Играя бликами огней,

Рисует царственные троны

Средь сонных сказочных теней.

 

 

 

В прозрачных красках акварели

 

 

Где певчих птиц утихли трели

Оставив прежние места, –

В прозрачных красках акварели

Тонула прелая листва.

 

В летящем шёлке паутины

Вдруг бабье лето настаёт,

Но время осень сократило

И разгуляться не даёт.

 

Крыла ветров подняли шумно

Багровых листьев паруса,

А ночью выбелено-лунной                   

Сияют томно небеса.

 

 

 

 

Новочеркасск

 

Парк, Александровский сад,

Ивы плакучей косички,

Яблони стройная дичка.

Прежних заветов уклад –

Лёгкоколёсная бричка.

 

Звонница, что у реки,

В башне святой колокольни

Плачет о тихом приволье.

Дружно живут казаки

С ближнего стана задонья.

 

В старых дворах – частокол,

С главных фасадов – наличник,

Кровля – простой черепичник.

Молится за упокой

В храме высоком станичник.

 

Город традиций живых,

Белых церквей и приходов,

Арочнокаменных сводов,

Чистых прямых мостовых,

С памятью прежних походов.

 

 

 

 

Белая река

 

Весною Белая река,

Где вольный край станицы Ханской,

Вершила сказ венецианский,  

Пришедший к нам издалека.

 

В межгорье плыли облака,

Скрывая быт простой спартанский –

Адыгов, знавших плен османский.

Здесь связь времён ещё крепка.

 

Народ враждой не разделён.                                               

Он помнит и обряд венчальный,                    

И куст бессмертия *миндальный.        

                                                                        

Хранят историю племён

И ближний аксакал, и дальний, 

И кипарис пирамидальный.

                                                                   

               

*Миндаль – символ чистоты, бессмертия, талисман бракосочетания у народов Азии и Кавказа.

    

                                                                               

Отчий дом

 

Гроздья душистой малины, 

Тётушки звонкая речь…

Снится кустарник маслины,

Тёплая русская печь.

 

Снятся задворки, черешня,

Дед у плетня молодой!

Хочется жить мне неспешно

Рядом со свежей скирдой,

 

Рядом с утерянным счастьем –

С детским счастливым лицом;

Там, где рыбацкие снасти,

Что мастерились отцом.

 

Небесная синь

 

Полюбилась степная гавань,  

Что к себе глубиной увлекла,

И скрипучая песня ставень

В переулках родного села;

И раскосые окна хижин,

Где кустарник давно не стрижен.

Стала милой речная синь

Под высоким российским небом,

Где поля породнились с хлебом…

Где в лугах терпко пахнет полынь. 

 

 

 

 

 

 

Юные ветра

 

Оврагом мглистым, понизу,

Плывёт туман, струясь.

Гудок тревожный поезда,

Дорог клубится грязь.

 

Поёт мне память крепкая

О толще лет и дней,

Как годы мчались реками

Сквозь прорези плетней.

 

Дороги, тропы пыльные

Привиделись с утра,

Луга, постель ковыльная

Да юные ветра.

 

 

На лимане

 

Поволока синяя тумана,

В пойме Дона сладко дремлет плёс;

И на сонном острове лимана

Надрываясь, лает чей-то пёс.

 

Ржавый остов старого причала

Привиденьем плещется вдали.

Отраженье заводи качает

Старых крыш кривые горбыли.

 

На пруду охотником бывалым

Цапля одноногая стоит.

В зазеркальной глади лучик алый

Полосой рассветною горит.

 

Небеса румянятся стыдливо,

Засмотревшись на чужие сны;

А меня покорностью пленило

Жёлтое молчание луны.

 

 

 

                                                

Вишнёвый сад

 

Вишнёвый сад в сиреневых накрапах

Заждался сиротою у ворот.

Когда-то я без робости и страха

Там песни пел во весь ребячий рот.

 

Наш сельский дом, пропахший сеновалом,

В который раз привиделся во сне,

Когда туман промозглым покрывалом

Повис небрежно на уснувшем пне.

 

Рассвета ширь и розовое поле,

И я лечу на резвом скакуне

Вдогонку дней, оставшихся на воле

В сиреневом пылающем огне.

 

 

 

Лунная ночь

 

Луна в ночи,

Песочный блеск роняя,

Меняла облик

Белого рояля.

 

Просторный зал

И комната пустая,

Где жёлтых птиц

Таинственная стая.

 

Плывут в тиши

По каменным ступеням

Кленовых листьев

Зубчатые тени.

 

В моей душе

Лимонной сказки лето.

Теперь я пленник

Лунных эполетов.

 

 

 

                                                                                                                                                                                    

Первозимье

 

Наклонился клён у плёса

Снежной шапкою волос

К скромной троице белёсой

Стройных тоненьких берёз.

      

Под метельные напевы

Дремлют ели на холмах

И озимые посевы

В белых лоскутах рубах.

 

Ширь полей станицы милой

Первым снегом крещена.

Грусть моя порой унылой

Сотни раз повторена.

 

 

                                                                                                                                                       

Новогодние снежинки

 

Новогодние снежинки

Накануне января –

Невесомые пушинки

С чистым блеском хрусталя.

 

Шумной стайкой прилетели

На опушку снегири.

На ветвях заиндевелых

Бисер солнечный горит.

 

От мороза стынут лужи,

Сосны в кипенных платках.

Белым днём позёмка кружит

С лёгким веером в руках.

 

 

Журавли

 

Серым очертанием поблёклым,

В небе треугольником косым

Журавли летят к стране далёкой,

Где песок горячий не остыл.

 

В те места уютных поселений,   

Где давно сородичи живут

Многих перелётных поколений,

Где потомки трепетно их ждут.

 

Где потомки разрастутся в стаи,

Увеличив родственную связь. 

А когда снега полей растают,

Возвратятся дружно на Кавказ. 

 

Осень

 

Златокудрая зрелая осень,

Вновь желая прохладу вернуть,

Листья клёна на плечи набросив,

Паутинкой украсила грудь.

 

Заосеннились ветви и листья,

И шиповника рдеющий куст,

Будто чьи-то любовные письма

Вскользь коснулись обветренных уст.

 

Золотится разросшийся донник

У замшелого старого пня.

Осень, словно прилежный паломник,

Возвратилась к престолу огня.

 

 

В горах

 

Гряда заснеженных, отвесных,

От холода суровых скал 

Дугой согнула свод небесный,

Шагнув за ближний перевал.

 

Средь гор высоких, онемевших

Сквозняк в расщелине стонал.

Тень от сосны обледеневшей

Звериный бросила оскал.

 

Холмов серебряные призмы

Сияли в солнечных лучах,

А неба праздничные ризы

Лежали светом на плечах.

 

Свет отцовской медали

 

Сквозь вечерние дали

Померанцевый цвет.

Свет отцовской медали

И военный билет…

 

Только память осталась…

О войне он не мог

Говорить даже малость –

Был он краток и строг.

 

Слов осыпались листья

Средь ветвистых забот.

Треугольники писем

Прячет старый комод.

 

Деревенская хата,

В ней отцовский портрет.

На рубахе солдата

Померанцевый ЦВЕТ.

 

 

 

 

Посвящается брату

 

Ранним утром, зарёй осиянен,  

Посреди чужестранных лугов,

Вспомни, брат, что и ты россиянин,

Хоть живёшь у чужих берегов.

 

Вспомни наш переулок церковный,

Куполов потемневшую медь,

Скромный вид богомольцев покорных,

Монастырскую скромную снедь.  

 

Помнишь ли, как порой сенокосной

Посветлела созревшая рожь,

И на отдыхе пищею постной

Утоляли усталости дрожь?

 

Ты теперь на краю океана.

На чужбине, где серая хмарь.

…Пропадаешь, мой брат россиянин,

Словно брошенный в ссылку бунтарь.

 

 

Была весна

 

Весна была с оттенками любви,

С глубокой верой в истинную вечность.

Весна была, как неба безупречность,

С блаженными и светлыми людьми.

 

Весна была и раннею зимой,

И в золоте туманного рассвета,

В глазах жены и на исходе лета,

И в злую вьюгу, и в палящий зной.

 

Была весна с дорогой на Восток,

Где на пути встречались неудачи,

Но я работал и порой батрачил, 

Желая знать, где истины исток.

 

И было лето в радуге зари,

И зримое небесное прозренье,

И в час воскресный света озаренье,

Когда душа трепещет и горит.

 

 Просинь

 

Луговой иду дорогой,

Впереди заросший яр.

Разгулялся недотрога –

Рыжей осени пожар.

 

Зеленеющие плёсы

В тихой заводи реки.

Ив плакучих вдовьи косы

Чуть касаются щеки.

 

Вот опять приходит осень –

Листьев влажные холсты.

Полосой на небе просинь –

Между тучами мосты.

 



ООО «Союз писателей России»

ООО «Союз писателей России» Ростовское региональное отделение.

Все права защищены.

Использование опубликованных текстов возможно только с разрешения авторов.

Контакты: