ООО «Союз писателей России»

Ростовское региональное отделение
Донская областная писательская организация (основана в 1923 г.)

Есенинский Праздник Поэзии. Часть 1

20:26:54 09/10/2020

Редакция сайта "Донской писатель" начинает публикацию произведений в  рамках традиционного Есенинского Праздника Поэзии, который в этом году мы вынуждены проводить в электронном формате.
Все стихотворения даны в авторской редакции на правах "свободного микрофона".

 

 

 


Игорь Кудрявцев, Ростов-на-Дону,  член СП России

 

ЕСЕНИН

Голова-головушка,
Соловей-соловушка...
Что оставил? Трын-траву
Да поэзию-вдову.

БУДУ

Под ладонью забьётся птенец января,
Снег отыщет на ветке любви снегиря,
Станет жизнь дорога, будто в поле стога,
Обронившие злак на мои берега.
Я же буду стареть, как за рощей вода,
Находя золотые пути-невода...      

                                              

Ирина Сазонова, Ростов-на-Дону, член СП России

АЙСЕДОРА  ДУНКАН

            Айседора (Изадора) Дункан – выдающаяся американская  танцовщица,

          родоначальница новых стилей танца ХХ века,  жена (1922-24г.) Сергея Есенина.

        Их брак с Есениным нельзя назвать удачным, но он был скреплён истинным чувством.

         Погибла, задушенная собственным шарфом, попавшим  в колесо автомобиля.

 

Кудри стиснувший обод,

Стяг, до терпкости алый,

Танец, полный свободы,

«Интернационала»

Звук пронзительно-звонный,

Блеск нездешнего взора –

«Босоножка» в хитоне,

Взлёт  и шок – Айседора!

Смерть малюток любимых,

Забытьё в ритме пляски…

Вихрь искр негасимых –

И отцветшие ласки…

Жар последнего зноя

Сквозь лихие наветы

Над златой головою

Молодого поэта…

Визг махины колёсной

Под небесные арфы

И петля – дар «безносой» –

Разметённого шарфа…

                   

                      О ЛЮБВИ ПОЭТОВ

 

Что такое любовь,

                            овладевшая нами,

из палитры поэтам присущего?..

Это время, что найдено между стихами

               и добычею хлеба насущного…

Это звуки,

              что нам продиктованы небом

в «стекляшке» сквозной  –

                           раю алкосброда,

натюрморт, где всегда

                      рядом с зельем и хлебом –

стопкой белою –

                             листки-бутерброды…

Это радость творенья,

                              что слаще объятий

и продвиженье

                       к словам незатёртым,

это пёстрая смесь

                         поцелуев, проклятий,

дальних посылов –

                         и «на фиг» и к чёрту…

Это день

на качелях любовных – без рифмы,

в полёте

           между высоким и грешным,

это миг,

            разметавший оковы и рифы,

я, дерзко тебя

                         узнавшая нежным…

Это песня,

           рождённая вместе с тобою,

строка,

                  обретающая дорогу,

и твоё –

      не в ладу с торопливой толпою

лицо –

            совсем не античного бога…     

                                

   

Клавдия Павленко, , Ростов-на-Дону, член СП России

***

Вышивает золотом

по зелени

осени волшебная

рука.

Заметает рыжими

метелями

встречу, не забытую

пока.

И желанья новые

загаданы, –

осенью я знаю,

что жива.

 

Слышу:

 –Ваши пальцы

пахнут ладаном…

Говорю нездешние

слова.

Город, тишиною

заколдованный,

листьями сгоревшими

горчит.

Глаз моих

заплаканных-

зарёванных

не заметит.

Или промолчит.

 

 ***

Две синицы

тень-да-тень –

прямо за окошком.

Оказалось, добрый день

угостил их крошкой.

Запах хлебушка

и так

солнечно-фруктово…

Будто новенький

пятак,

светит лик

Ростова.

 

Синь без края

и покой.

Виноград на блюде.

Может, осени такой

больше и не будет…

 

 

Анжелика Салтанова, Ростов-на-Дону, кандидат в члены СП России

 

Детство
В ладонях моих догорают остатки лета,
я в нём беззаботна, я в нём покоряю сосны,
и мир – комбинация запахов, звуков, цвета…
Но дома твердят, что пора становиться взрослой.

В ладонях моих шелестит и желтеет осень,
ныряю, как в прорубь, в прохладу ночной аллеи.
Но кто-то неблизкий меня непременно спросит:
наступит ли день, тот, в котором я повзрослею.

В ладонях моих замерзают зимой снежинки,
в метели и вьюги приходится быть смелее.
И в карих глазах расцветают теперь смешинки
когда говорят, что я стала чуть-чуть взрослее.

В ладонях моих собирается дождь весенний,
и в сводках погоды – цепочка привычных бедствий.
Пришлось повзрослеть, только каждое воскресенье,
без четверти девять

во мне

оживает

детство.

 

Человечья жизнь

Солнца тихо шепчутся в полях, –

чуть качаются.

Казаки на взмыленных конях

возвращаются.

 

Ветер рассыпает на лугах

колокольчики.

Сохнут слёзы в девичьих глазах, –

всё закончилось.

 

Завтра весть благую разнесут

в небе голуби.

Запоёт над пашней гибкий кнут

развесёлую

 

Там, где реки крови пролились,

будет зелено.

Нам известно: человечья жизнь

всем отмерена.

 

 

Елена Альмалибре,  Ростов-на-Дону, кандидат в члены СП России

 

Приходи 

Приходи. И давай поспорим

О летящих с небес каплях.

Ты зовёшь океаны морем,

Я рубашку зову платьем.

 

Приходи. И давай подышим

Вразнобой, невпопад, с хрипом.

Я сквозь город тебя не слышу.

Только шёпот сильней крика.

 

Приходи. Ты сегодня главный,

Я тебе уступлю кресло.

Знаешь, это совсем не странно, –

Не могу без тебя, вместо…

 

Приходи. Я во всём признаюсь –

Я украла твою душу.

Сожалею, мой друг, каюсь…

Будешь дальше вот так слушать?

 

Приходи. Я сдаюсь без боя,

Как умеет одна гордость.

Будет легче вдвоём вдвое

До предела развить скорость.

 

Клеточка

Рубашки клеточка

не может быть случайной,

как перекрещенные пальцы

наших рук.

Ты на груди моей

Навечно отпечатан

Под типографский

незамысловатый стук.

 

Я четверть века

Восхваляла идеальность,

И сколько пуговиц –

считала наперёд.

Потратить молодость,

Просчитывая старость,

И час последний, а не крайний,

как пройдёт.

 

Ты посмотри на эти

Книжные лохмотья,

У них не зря листы

бесклеточно пусты.

Слова простые,

И от чьих-то слёз промокли, –

И оттого они

особенно чисты.

 

У каждой клеточки

По две диагонали,

Как симметричные

песочные часы.

Чем дальше в угол,

тем острей и жёстче грани,

Чем площе мир,

тем беспристрастнее весы.

 

 

 

А наша твердь

Давно ушла от «объектива»,

И мы почти дотёрли

знак «автопортрет».  

Пусть горизонт завален,

Пусть бретельки криво,

Любой наш снимок стоит,

как в Париж билет.

 

Как можно тише, милый,

Громко – не зачтётся,

Когда весь мир теперь

так глупо усреднён.

Когда луна в окне

Досветится до солнца,

Двухмерность нашей клетки

Обретёт объём.

 

 

Елена Чичёва , Ростов-на-Дону, кандидат в члены СП России

 

Побег

 

Пусто на дорогах –

Город спит…

Твой обман неловкий

Мной раскрыт…

Тихо… даже ветер

В кронах стих.

Вновь перебираю

Каждый миг…

И в глазах и в сердце –

Всюду ночь…

И никто не может

Мне помочь.

Душно… разрываю

Чувства плен.

Зябко кружит юбка

У колен…

В небе над домами

Встал рассвет…

И меня с тобою–

Больше нет…

 

 

Встреча

                      « Это было у моря, где лазурная пена…»

                                                         Игорь Северянин

 

 

Ко мне летит взгляд очарованный

Разжечь пленительный костёр,

В меня глядит мир, заколдованный

Тобой, нежданный визитёр…

 

И с лёгким шорохом спускается

С небес вечерняя вуаль,

И тонким кружевом ласкается

Ко мне приближенная даль…

 

И ветер Балтики простуженно

Гудит призывно, как фагот,

И встреча эта свыше суждена

У тёплых дюн солёных вод…

 

Вот незаметно истончается

Привычно чёткий контур лиц,

И голос мой с твоим встречается,

И песне нашей – нет границ…

 

 

Виктор Игошин, Ростов-на-Дону

 

ОСЕННЕЕ ПОХМЕЛЬЕ

Каким недолгим оказалось бабье лето,
Дождями смыт остаток прежнего тепла.
А я ищу и не могу найти ответа:
Надолго или насовсем она ушла?

 

Пора осенняя, предвестница ненастья,
Остудит голову и выветрит дурман.
И станет ясно, что же это было  –  счастье
Или опять очередной самообман?

 

Я не был ревностью тобою удостоин,
Не знала ты моих пороков и страстей,
Да и меня, признаться, мало беспокоил
Обширный круг твоих знакомых и друзей.

 

Но увертюры и фанфары отзвучали,
Осталось поровну находок и утрат.
Я принимаю нашей осени печали
Как неизбежно наступивший листопад.

 

КОЛОКОЛЬНЫЙ ЗВОН

 

Он испокон уместен  – 
Зов освящённой меди.
Он и трагедий вестник,
Он и глашатай победы.

 

Отзвук тревоги дальней,
Гульбища шум беспокойный,
То баритон печальный,
То тенорок забубенный.

 

Слышен по всей России,
Великой, святой, подневольной.
Нету тебя красивей,
Малиновый звон колокольный.

 

В гулкие перезвоны
Вплетаются унисоном
И Моцарта, похоронный,
И свадебный, Мендельсона.

 

 

Руслан Гезуля

Осенний ковёр                                          

Мне нравится осень-красавица,

Наряды её хороши!

Коврами нарядными славится,

Такие, пойди поищи!

 

Богатый ковёр и пёстрый шатёр

С собою хочу я забрать.

Пусть светит, пылая, как яркий костёр,

И будет мой дом украшать.

 

Чтоб ночью и днём в жилище моём,

Сверкал он, как жёлтый топаз.

Пусть осень рыдает холодным дождём,

Ковёр будет радовать глаз!

 

Мне нравится осень-красавица,

Наряды её хороши!

Коврами нарядными славится,

Такие, пойди поищи!

 

 

Александр Данилюк, Шахты

***

Настоящих поэтов в России немного...
И в поэты себя причислять не спеши.
Ведь ни каждому слово дается от Бога,
Если всё не исходит от чистой души.

Много тем у писак, да всё сплошь - холостые...
Лишь словесная пыль.. А поэты – не врут!
Вроде – те же слова. И на вид-то – простые,
А прочтешь, – мертвой хваткой за душу берут.

Даже время прошедшее, вновь оживает!
У орбит поэтических – свой апогей.
Раз в столетье в России и то не бывает –
Настоящих! Таких, как – Есенин Сергей.

 

Вот потому я и не Пушкин

 

Если б я был дворянином...
(Честное слово – не вру).
Кушал селедочку б с тмином,
Может, пореже – икру.

Пил бы я гроги, и эли,
Водки, шампанское, ром...
Ну на черта мне дуэли?
Я же владею пером.

Фрак неудобный и узкий,
Чопорность царских палат,
Фрейлин, их говор французский
Я б променял на халат.

Лучше в деревню...
      Без фальши
И опостылевших лиц.
Пусть даже в ссылку...
      Подальше
От развращенных столиц.

Ближе к природе. И к няне...
По вечерам – Бомарше.
Конюхи. Челядь. Крестьяне.
Что еще надо душе?

И молодую подружку.
Я б не соскучился с ней.
Ну почему я – не Пушкин?
Я ведь намного скромней!

...Да напридумывал складно!
Дабы не вышел курьёз,
Я вас развлек? Ну и ладно.
Не принимайте всерьез!

 


Татьяна Боженкова

 

Есенин

Догорел, яркой свечкой, поэт…        
Золотятся церквей купола,                
Осень красит в пурпуровый цвет,     
И грустит вечерами ветла.             
Время словно безбожный курьер,             
Круговерть, топит в омут века:       
От Рязани во мрак Англетер                
Пролегла бурной жизни река.                
Златокудрого Леля свирель                
Звонко слышна бывала окрест,               
Взгляд усталый всё больше мрачнел            
В пьяни глаз, позабывших свой крест.    
Ветер красный полощется  рьян                
От костров, что зажёг тот Октябрь…       
В кабаках он, по-прежнему, пьян,                
От тоски в душе мерзкая хлябь.                
И в безверье родятся стихи,                
Как цветастый горят фейерверк,                
Но мрачнеют туманом мозги                
«Чёрный человек» проходит в дверь.        
И ведёт в закоулки, углы,                
Как у Моцарта, «Реквием» слёз,                
И маячит крюк чёрный из мглы!                
Тридцать лет!  Лишь шелест берёз!               
Что оставил, простившись, поэт?                
Память долгую в звучной строке!                
Не печалясь, восходит рассвет,                
Рыба плещется в стылой реке.                
04-2020

 

 

 

 



ООО «Союз писателей России»

ООО «Союз писателей России» Ростовское региональное отделение.

Все права защищены.

Использование опубликованных текстов возможно только с разрешения авторов.

Контакты: